Леонид Волков (leonwolf) wrote,
Леонид Волков
leonwolf

О публичных слушаниях: часть 1

Сознательно не спешил с написанием этого поста, пытался дождаться, пока улягутся эмоции. Не получилось. До сих пор чувствую наэлектризованность. То, что было в пятницу в "Космосе" по энергетике я просто не знаю с чем сравнить. Не только люди, которые были в зале, но и те, кто смотрел трансляцию - все как один говорят, что в жизни не испытывали таких сильных эмоций, и, при этом, на протяжении пяти с лишним часов.

Кратко тоже не получается. Буду разбивать по частям. Где-то повторюсь с тем, что уже другие написали (вообще, только у себя во френд-ленте насчитал больше сотни постов по теме), извините.

Всего будет три части.
1. Впечатления с самих слушаний.
2. Итоги слушаний.
3. Что будет дальше.

Часть 1. РЕМАРКИ О ХОДЕ МЕРОПРИЯТИЯ
Об ошибках.
Наша главная ошибка - отсутствие параллельного подсчета. Точнее, не совсем "ошибка" - не хватило ресурсов. Чтобы организовать сколько-то качественный параллельныйподсчет нужно было набрать хотя бы 50-60 счетчиков (в счетной комиссии их было 65 человек). Ни на одной встрече волонтерского штаба столько не было. И вопрос о параллельном подсчете так и провисел в воздухе до самого последнего собрания, в четверг вечером, и на нем тоже не смогли придумать какой-либо системы. В итоге, ничего не остается, кроме как признавать результаты "официального" подсчета, но все, кто был в зале, понимают, что эти результаты - ерунда полная. Без каких-либо разговоров о фальсификациях, исключительно в силу самой системы подсчета, в ней заложена погрешность как минимум голосов на 200 в ту или другую сторону (об этом же красноречиво свидетельствует и разброс в числе голосующих по разным вопросам). Кто гарантировал, что счетчики точно знают свои ряды? что считая один длинный ряд с двух сторон, точно знают, где кончается их половина ряда? что видят все карточки? Что учитывают движение людей из проходов и в проходы? Даже при идеальной добросоветстности счетчиков, каждый из них при каждом подсчете легко мог ошибиться на 2-3 голоса; теперь умножьте эти цифры на 65. Ну а если допустить - чисто гипотетически - возможность недобросовестности - то тут поле для фантазии безгранично. И никакое наличие, скажем, членов комитета "Право Выбора" около председателя счетной комиссии, ничем не могло помочь. Более того, мало бы что дал и параллельный подсчет, организованный по такому же принципу - поскольку расхождения были бы в любом случае, и существенно. В этом смысле, трактовать расхождение в 20-30 голосов как победу одной из сторон - просто глупо (и поступающие так прекрасно об этом знают). И всё же, в этом компоненте мы не сделали всего, что в наших силах. У нас еть фотографии всех моментов голосования в очень высоком разрешении, мы проведем подсчет - но, скорее, для частичной очистки совести, ни о какой юридической силы он, конечно, иметь не будет. По визуальным ощущениям, которые, кстати, совпадают практически во всех отчетах блогеров (а их десятки), в основном зале голоса делились примерно пополам, а в дополительных залах и на балконах сторонники прямых выборов мэра выигрывали вчистую, с большим перевесом. (Это хорошо соотносится со знаменитым инструктажом бюджетников в администрации Железнодорожного района: "Приходите организованными группами в зал в 13.00 и занимайте места в партере"). Посчитаем, проверим. 

О выступлениях.
Самое главное, что бросалось в глаза - и зал, настроившись на соответствующую эмоциональную волну, это очень хорошо чувствовал - это фантастическая искренность выступлений сторонников прямых выборов мэра, и беспомощная неискренность их противников. Это было какое-то избиение. Конечно, ораторы были разные - и сильные, и наивные, и уверенные в себе, и спотыкающиеся - как с той, так и с другой стороны. Но искренность - она не зависит от тренировки и умения строить предложения. Она либо есть, либо ее нет. Из всех выступлений "за" поправки искренним было ровно одно - выступление С.И.Спектора. Из всех выступлений "против" поправок - неискренним было ровно одно - выступление М.Петлина. Это не мое мнение - это мнение блогосферы и твиттера, мнение, которым можно быть недовольным, но которое нельзя обмануть, ибо оно не терпит неискренности.
 
Что касается самых лучших выступлений, то я бы выделил три.
Это выступление А.Д.Артемьева - самое спокойное, богатое с точки зрения внутренней силы. И самое сложное, самое, если угодно, "героическое" - ведь его автор возглавляет муниципальное учреждение. Именно он (вместе с Ю.Е.Демидовым - они оба ведь были депутатами городского совета легендарного "демократического" созыва 1990-1993 годов) перенес на сцену ту светлую и незабываемую атмосферу нарождающейся демократии 1989-1991 годов, которая казалась забытой и утерянной навсегда. Очень многие мои сверстники написали в блогах, что на них мощно хлынули эти детские воспоминания об огромной стране, приникшей к телевизорам, не пропускающей ни одного слова - отнюдь не участников проекта "Дом-2", но депутатов Верховного совета СССР. Эти воспоминания - их нельзя подделать, они правдиво свидельствуют о том, насколько единой была страна в те годы в страстном желании перемен, насколько общей была потом великая радость в августе 1991 года. Все это мы, казалось, безвозратно потеряли за трудные и противоречивые девяностые и пустоглазые, серые и тупые как балтийская моль нулевые. А вот и нет - не  безвозвратно. Пять часов публичной политики по энергетике оказались сильнее, чем любой фильм или концерт; держали в напряжении Оказалось, что мы можем делать эту политику, что она существует не в вакууме. Эти пять часов можно нарезать на двойной DVD: я бы купил десятка два, и дарил бы друзьям из других городов с гордостью за родной Екатеринбург. 
... Это выступление С.И.Спектора - как я уже сказал, единственное, на мой взляд, искреннее выступление "за" поправки. Если бы таких было много - нам пришлось бы много труднее, но, удивительно, только у одного сторонника поправок нашлись силы на свои, неказенные слова, на слова от сердца. После выступления Спектора, я не смог усидеть на месте, подбежал к нему, поблагодарил за выступление. Сейчас, наверное, это кажется, странным - но тогда это соответствовало моему эмоциональному состоянию. Пожалуй, дело было в том, что настолько вынесло мозг вымученное блеяние дрессированных подонков, от "бабушек-общественниц", до "молодых юристок", что глоток искренности, пусть и полученный от оппонента, показался бесценным. Я спросил: "Но ведь Вы видите, не можете не видеть, что за люди выступают за поправки и как они выступают" - "Вижу, конечно." - "Но как же так можно, почему?" - "Не знаю".
... И это выступление Федора Крашенникова, которое само по себе было блестящим, но, что самое главное, было первым. Федору было труднее всех, ему надо было первым обратиться к огромному залу. И он, по сути, задал правила игры, широко открыл двери праздника гражданского самосознания, или, если угодно, "дня непослушания". Если бы он стал говорить уклончиво - то во стократ было бы труднее тем, кто выступал после него. Но Федор сказал то, что хотел сказать и то, что должен был сказать, сказал это мощно и убедительно - и... не разверзлись небеса, не прилетел св. Путин на самолете-амбиции и не покарал его своей могучей дланью, и не провалилась под ним сцена... и зал  разразился мощной овацией. И праздник начался.

О ведении.
Безотносительно чего бы то ни было, А.Г.Высокинский на сцене продемонстрировал высший пилотаж четкости и корректности проведения ТАКОГО мероприятия. Честно сказать, не знаю, что он пережил и сколько седых волос у него прибавилось за эти пять часов. Я бы так точно не смог.

О Тунгусове. 
В свете предыдущего абзаца, почему же тогда я отдельный пост вчера посвятил "невидимой руке" Тунгусова, серого кардинала городской администрации? Что уж в этом такого? Высокинский молодец, справился замечательно, а если коллега вице-мэр ему что-то подсказывал, так в чем здесь грех? Собственно, что-то в этом роде пишут мне многие. И они были бы правы, если бы не один существенный аспект. Слушания назначила городская Дума и проводит городская Дума. Председателем оргкомитета слушаний был заместитель председателя Думы Я.А.Спектор (странно, что не сам председатель Е.Н.Порунов - вдвойне странно, ведь Спектор-то был как бы "заинтересованным лицом"!). Но почему-то председателем самих слушаний оргкомитет назначил вице-мэра Высокинского, не имеющего, вообще-то, никакого ровным счетом отношения к городской Думе, к представительной ветви местного самоуправления. Представьте, оргкомитет чемпионата мира по футболу провел бы подготовительную работу, а потом бы назначил на все матчи шахматных арбитров! В этой связи, о чем говорит нам ведение слушаний Высокинским и "суфлерство" Тунгусова? Во-первых, еще раз подтверждает, что городская администрация полностью контролирует Думу (а не наоборот, как должно бы быть!); во-вторых - что городская администрация не готова доверить Думе такое мероприятие, как публичные слушания. Тогда вопрос: а как же тогда на голубом глазу предлагается этой Думе назначать сити-менеджера и, вообще, вдруг стать "сильной Думой"? И кто все-таки реально будет назначать городскую власть в случае ухода Чернецкого и введения поста сити-менеджера? 

О мемах.
В историю города навсегда вписаны (и уже никогда не будут забыты):
"Я бы им 12 рублей в маршрутке не доверил бы передать",
"Тут призывают голосовать по совести, но я, как юрист, считаю, что это недопустимо",
...
Добавляйте! А то "Пакля 65-65-65" уже устарела.

О своем выступлении.
1. Ругают за брошенный на пол iPhone - типа, театральщина. Извините, но ни капли театральщины. Он у меня лежал на столе, начал очень сильно фонить, я его переложил в карман, а он все равно фонит - мешает говорить, сконцентрироваться, мешает людям меня слушать. Получил справедливое замечание от председателя слушаний, надо бы пойти куда-то подальше еще отложить, но драгоценные секунды-то тикают! Решение было очевидным, единственным, и подсознательным. У телефона в итоге отломалась кнопочка переключения между нормальным и вибро-режимом.
2. Вообще, жутко недоволен. Перенервничал, всё скомкал, не смог сказать некоторых вещей, которые сам считал очень важными, и сказал кучу чего-то невнятного. Сбился как раз из-за истории с фонившим телефоном, но это, конечно, ни разу не оправдание.
3. Когда я просил слова второй раз, то я имел в виду их потратить не на то, чтобы еще дополнительно что-то сказать. Я хотел использовать эти две минуты для того, чтобы объяснить нашим сторонникам положения регламента, в соответствии с которыми поправки Тушина-Захарова действительно должны были быть поставлены на голосование, несмотря на то, что поправки Спектора не прошли за основу. И объяснить, почему это голосование не будет иметь юридической силы. И на сцене, с Высокинским договорился именно об этом - что скажу все эти вещи, чтобы слушания закончились мирно, спокойно, и чтобы все в зале понимали, что происходит. Увы, зал решил не предоставлять мне слова. Бывает.

Во второй части читайте:
О победе.
О юридическом казусе.
О судебных перспективах.
Об одном голосе.
О бюджетниках.
О чем нельзя забывать.
О демократии.


Tags: Право Выбора
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 100 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →