October 26th, 2011

ЛВ10

О происходящем: только факты

Утром 17 октября 2011 года я представил в Октябрьскую ТИК подписные листы. 
В соответствии с законом, ТИК принимает решение о регистрации или об отказе в регистрации в течение 10 дней с этого момента, то есть до утра 27 октября. 
20 октября началась проверка подписных листов, закончилась 23 октября вечером. 
Избирательный кодекс Свердловской области (далее - ИКСО) предусматривает три способа проверки подписных листов (помимо их исследования рабочей группой самой комиссии) - по данным системы ГАС "Выборы", по данным регистра учета населения и графологическую экспертизу. Первый - обязателен, последние два комиссия вправе назначить своим решением (а вправе и не назначать). В период с 20 по 23 октября была проведена проверка подписных листов в самой комиссии (23.10), по данным ГАС "Выборы" (20-21.10), по данным регистра учета населения (21-22.10). Рабочая группа ТИК приняла решение не направлять подписные листы графологу, поскольку у рабочей группы не возникло ни одного сомнения в том, что подписи вносились избирателями собственноручно. Также при проверке присутствовал член ТИК с правом совещательного голоса, назначенный кандидатом Зяблицевым Е.Г., и тоже не нашел необходимым обращение к графологу.
Утром 24 октября я получил на руки итоговый протокол проверки подписных листов, сообщающий о положительных результатах проверки. В соответствии с ИКСО, итоговый протокол кандидат получает за три дня до заседания ТИК - чтобы он имел возможность ознакомиться с ним, и, в случае, если этот протокол отрицателен, имел возможность представить возражения. 
Итоговое заседание ТИК, на котором должно быть принято решение о регистрации или об отказе в регистрации, было назначено на 26 октября, 18.30. Таким образом, на пределе возможного, но все установленные законом сроки были соблюдены.

Нормальный процесс.

А днем 25 октября начинают происходить уже аномальные вещи.
Телефонным звонком (около 15.30) председатель ТИК уведомляет меня о том, что рабочая группа приняла решение вернуться к проверке моих подписных листов. Якобы, "один из кандидатов" отозвал своего представителя в ТИК, назначил другого, и этот новый представитель, ознакомившись с листами, требует, чтобы графологическая экспертиза была все-таки назначена. 
В 16.30 я был уже в ТИК, и пояснил председателю, что на заседании рабочей группы присутствовать не смогу, и обратил внимание на то, что ИКСО категорически исключает проведение повторной проверки подписей после изготовления итогового протокола, а также и на то, что по срокам у ТИК нет времени для проведения повторной или дополнительной проверки подписей. Даже если бы и появился в итоге некий иной итоговый протокол - он появился бы с нарушением установленных законом сроков. 
Вечером, в 18.30, состоялось заседание рабочей группы (на котором я не смог присутствовать), и, как меня меня уведомила председатель ТИК по телефону, рабочая группа приняла решение направить подписные листы на графологическую экспертизу. 

Что имеем? 
1. Сегодня в 18.30 заседание комиссии в любом случае состоится. И будет либо решение о регистрации, либо отказ. 
2. Оснований для отказа - нет. Положительный протокол у меня на руках, новый протокол появиться не может. 
3. В крайнем случае может появиться некое "заключение" графолога, которое не будет иметь юридической силы при принятии решения о регистрации или об отказе, но, возможно, может быть использовано впоследствии конкурентами при обращении в суд с требованием отмены регистрации.
4. Ценность такого "заключения" в любом случае будет крайне сомнительна. Графологу требуется примерно 5 минут на исследование одной подписи, у меня 1039 подписей - это почти 100 часов времени. (Параллельная проверка несколькими специалистами невозможна, поскольку почти все подписные листы сшиты в один том). Да, конечно, "надо" найти только 7 сомнительных подписей, но ведь и их надо как-то найти и выделить среди всего массива. 

Холмс, что это было? 
1. Конспирологическая теория. Принято политическое решение "снимать по беспределу", и оно реализуется. 
2. Бюрократическая теория. В условиях общей нервозности и давления, ТИК решил подстраховаться и снять с себя всякую ответственность за возможные последствия судебных исков от конкурентов об отмене регистрации (а в этих исках, конечно, упор будет делаться на том, что графологическая экспертиза не проводилась). 

Поскольку в конспирологические теории я не верю, за отсутствием иной информации, буду пока придерживаться второй. Вечером станет понятнее. 

P.S. Обидно, что куча времени уходит на эту непонятную и неприятную возню вокруг регистрации, и подвисло, в итоге, несколько действительно важных текстов о всяких городских делах и прочем. Ну, что делать... 
ЛВ10

Арифметика беспредела

Ну вот и приплыли. 
В 14.35 мне позвонила председатель ТИК О.С.Сикорская, и грустно сказала, что новости от графолога неутешительные. Далее пишу с ее слов, так как никаких документов у меня на руках пока нет. 
Так вот, со слов Сикорской, графолог забраковал 77 подписей. При этом, ни одной претензии собственно к подписям нет, суть претензий - якобы, даты внесения подписей сделаны одним лицом. (Напоминаю, что по закону сборщик вправе заполнить ФИО избирателя, год рождения, адрес и паспортные данные, но не дату; на эту тему мы ведем, поэтому, строжайший инструктаж). Цитирую: "Вот графолог нам пишет, что, например, в подписи №3 на листе №21, и в подписи №1 на листе №119, а также в подписи №2 на листе №130 дата внесения подписи поставлена одной рукой; соответственно, из этих трех подписей мы должны две забраковать, и лишь одну вправе признать действительной. И вот таких набирается 77". 

Другими словами, мне говорят в лицо: мы вас снимаем по беспределу
Не надо быть математиком, чтобы понять - никакой проверки никаким графологом не проводилось. 
Напомню, проверка была назначена вчера в 18.30. Результаты ее стали известны сегодня в 14.30. Прошло 20 часов. Естественно, графолог не спал, не ел и не пил - в это я охотно верю. Во что я не верю, так это в фотографическую память - в фотографическую настолько, чтобы, читая лист 130 воскликнуть про себя: "Стоп, да ведь я такую дату уже видел! Да, конечно, на листе №21! Тот же почерк! Ага, попались!". Так не бывает, потому что это, очевидно, лежит за пределами человеческих возможностей. 
Нет, описанные мне по телефону результаты процедуры проверки свидетельствуют об одном: проверка (если она была) проводилась методом попарного сравнения всех подписей. Только так можно было выявить сходство в написании дат на листе №21 и на листе №130. 

Итак, утверждается, что за 20 часов графолог сделал примерно 540 тысяч попарных сравнений подписей (именно столько надо, чтобы сравнить между собой все пары подписей из 1039), что соответствует ровно 450 сравнениям в минуту, или 7.5 сравнениям в секунду. Я оставлю это без комментариев. 

Короче говоря, этого можно было понять, но одного не пойму: почему так топорно-то? Надо было забраковать 7 подписей, ну, для верности, 20 (допустим) - это четыре листа, "нашли" бы там какие-нибудь еще "помарки и исправления" в данных сборщика, и привет. 

Что дальше? Опять же, со слов председателя ТИК: "Вечером, перед заседанием ТИК, мы вам выдадим уточненный итоговый протокол и ведомость проверки подписных листов." Ну и потом, очевидно, будет вынесено решение об отказе в регистрации. 

Как я сегодня утром уже писал, никакого "повторного" или "уточненного" протокола проверки подписных листов быть не может. Как не может быть и вручения мне ведомости проверки подписных листов "перед началом заседания ТИК". Подробная ведомость (в которой указано, какая подпись по каким основаниям бракуется) потому и вручается, по закону, за 3 дни до итогового заседания, чтобы у кандидата была возможность ознакомиться с претензиями и подготовить по ним аргументированный ответ. 

Ну что ж. Это всё со слов. Посмотрим, какие вечером будут документы. 
Почти очевидно, что нас ждет мутная и угрюмая процедура восстановления регистрации через суд. А параллельно надо будет вести кампанию, не снижая оборотов. И это у нас получится. 

Краткие выводы по текущему моменту: 
1. Радикальное изменение в настроении и поведении комиссии вряд ли может быть объяснено чем-либо, кроме прямого вмешательства председателя ОИК Мостовщикова. Циничная и неуклюжая форма того, как это делает, показывает низкое мастерство исполнителей. 
2. Это было предсказуемо, мы готовы к этому морально и юридически. Исковое заявление у нас готово, осталось только пропуски заполнить. Понятно, что мы проиграем первую инстанцию (Облсуд), но дальше должны выиграть. 
3. Есть куча историй про то, как сильный кандидат восстанавливался в Верховном суде за неделю до выборов, и потом проигрывал сами выборы, потому что неделя - этого мало для кампани. Так что - работаем. 
4. Ни первая проверка в комиссии, ни вторая, ни графолог не поставили под сомнение тот факт, что в поддержку моего выдвижения подписались 1039 настоящих, живых людей. Вся остальная казуистика не имеет никакого отношения собственно к избирательному процессу и к выявлению воли избирателей.