Леонид Волков (leonwolf) wrote,
Леонид Волков
leonwolf

Кампания Дмитрия Горчакова: регистрация, сбор средств и всё остальное

Примечание: Этот пост (в основном) надиктован. 

Ура! Дмитрия Горчакова зарегистрировали в качестве кандидата на основании подписей. Мне очень хочется поговорить об этом – в двух частях. Во-первых, я хочу, чтобы все осмыслили, почему на наших глазах произошло что-то очень великое и значимое. Во-вторых, рассказать о том, что теперь делать дальше.

Часть 1. 
Дмитрию надо было представить в поддержку своего выдвижения 319 действительных подписей (это 1% от числа избирателей в округе). Закон разрешает сдать подписи с запасом в 10%, то есть не более 350 штук, и если хотя бы 32 из них бракуются – всё, приехали. В случае Дмитрия, 11 подписей были признаны недействительными по формальным нарушениям (оформительские ошибки), еще 5 были забракованы по данным паспортного стола. Итого осталось 334 подпись. Это больше 319. Бинго!

Почему эти простые (и небольшие) цифры воспринимаются как чудо, как победа, как нечто невероятное? Все потому, что сбор подписей в нашей стране – как институт - в последнее время деградировал, и стал использоваться практически исключительно в качестве инструмента для отсечения нежелательных кандидатов. Правила сбора подписей постоянно меняются; собственно, это уже практически игра без правил. С каждым годом усложняются ограничения, накладываемые на форму подписных листов, на запас количества подписей, которые можно представить.

Лирическое отступление: вообще-то, это парадокс, что нельзя предоставить, скажем, 500 подписей, из которых 319 признали бы действительными. В законодательстве тех европейских стран, где есть подписи в качестве инструмента подтверждения выдвижения кандидата или, например, в поддержку гражданской инициативы проведения референдума, никаких ограничений на количество нет. Можно предоставлять сколько угодно подписей, лишь бы из них набралось достаточное число годных. Ведь в этом и смысл института сбора подписей! Проверить: стоит ли тратить на этого кандидата лишние чернила при печати избирательного бюллетеня – только и всего.

У нас же, по сути – жесточайший экзамен на наличие у кандидата сетки для сбора подписей, штата квалифицированных юристов и так далее. Финансовый и организационный барьер. Все подписи проходят жесточайшую проверку по данным паспортных столов и подвергаются графологической экспертизе. При этом и графолог, и паспортный стол обладают практически неограниченной властью. Данные их проверок не подвергаются сомнению. Графолог сказал, что подписи ему кажутся сделанными одной рукой – все, подписи бракуются. Паспортный стол сказал, что человек по данному адресу не проживает – все, никакой последующей проверке эта информация не подлежит. В подобных условиях можно снять кого угодно и как угодно.

Так почему же Диму Горчакова не сняли? Ясен пень: потому что Волков взял денег у Тунгусова. Я нахожу этому один ответ: беспрецедентное качество подготовки сбора подписей в сочетании с правильно организованным психологическим давлением на избирком. Обычно сбор подписей – а это кропотливая и тяжелая работа, - производится за деньги. Занимаются студенты и пенсионеры, при этом качество их работы оставляет желать лучшего.

Дмитрию же в сборе подписей помогали волонтеры. Стучались в квартиры, подробно рассказывали о кандидате, тратили на сбор одной подписи не 3 минуты, а четверть часа. Это было восхитительно и очень впечатляюще: некоторые ребята в течение двух недель каждый вечер выходили на сбор и не возвращались домой, пока не соберут хотя бы подписей 10.

Работа, проделанная волонтерами, действительно беспрецедентна. А еще беспрецедентна информационная открытость, которой Дмитрий сопровождал всю эту работу. В своем блоге он подробно писал о каждом шаге сбора подписей. Это, скажем так, несколько напугало избирательную комиссию. Комиссия прекрасно знает, что обычный кандидат использует услуги платных сборщиков подписей; также знает, что зачастую подписи просто рисуются (например, по базе с паспортными данными). Избирательная комиссия считает своей задачей эти нарушения нарыть, найти, поскольку они все равно обязательно присутствуют.

А здесь – они знали, что никаких нарушений нет. Их и действительно не было. За каждой представленной подписью стоит существующий человек. В избирательной комиссии знали, что у нас на руках есть фотокопии всех паспортов с пропиской, знали, что у нас есть собственноручное согласие избирателей на использование их персональных данных. Также они знали, что мы проводили видеосъемку процесса сбора подписей. А это создает уже серьезные риски при принятии решении об обжаловании. Напишет эксперт, что подпись недостоверна, а мы в суд приведем живого человека, который подтвердит свою подпись. Или напишет эксперт, что человек не проживает по указанному адресу, а мы опять в суд приведем человека с паспортом.

(Еще вот что замечу: округ достался тяжелый. Большинство избирателей сосредоточены на улицах Сиреневый бульвар, 40 лет ВЛКСМ и В.Высоцкого, а в паспортах все они указаны по-разному. У кого-то улица Высоцкого, у кого-то В.Высоцкого. У кого указан Сиреневый бульвар, у кого – улица Сиреневый бульвар. В паспортном столе проверку можно не пройти. Поэтому мы всегда фотографировали паспорта с пропиской, чтобы можно было предъявить их в суде. Более того, перед сдачей подписей в избирательную комиссию, Дмитрий опубликовал в блоге фотокопии соответствующих фрагментов паспортов избирателей.

Да, наверное, это можно назвать психологическим давлением на комиссию. А можно назвать самозащитой, самообороной. Также это можно назвать профилактикой беспредела. Так или иначе, это дало результат. Результат, который воспринимается как победа, хотя это всего лишь регистрация.

***

Сравнивая со своей собственной кампанией двухлетней давности, я вспоминаю, что я-то был зарегистрирован на основании избирательного залога. Все было просто: заплатил 90 тысяч рублей и ты допущен к выборам. Более того, если на выборах ты наберешь более 3% голосов избирателей, то тебе эти деньги вернут. Простейшая и внятная схема, которая, к сожалению, больше не работает. Мои выборы два года назад были последними, когда допускался избирательный залог. Эта схема не действует сегодня потому, что она была слишком простой, и снять кандидата (при надлежащем оформлении залога; там были свои проблемы) было нельзя. Больше избирательная комиссия позволить такого не может. Теперь надо всячески усложнить жизнь кандидатам.
Во всем мире избирательная комиссия – это орган, призванный помогать кандидатам выполнить их непростую задачу - дойти до избирателей. Задача фильтровать кандидатов перед комиссией не стоит нигде в мире, кроме России и еще пары стран "с особой электоральной культурой". Для того, чтобы фильтровать кандидатов, есть избиратели. Да, комиссия может подвергнуть сомнению достоверность сведений, представленных кандидатом. Но должна ли она лишать избирателей права выбора? Конечно, нет. В конце концов, избирательная комиссия может разместить данные, что некий кандидат предоставил фальсифицированные сведения. Избиратели это учтут и, возможно, не проголосуют за него, раз он нечестен. Но это будет выбор избирателей.

В США, например, вообще доходит до смешного. Избиратель на выборах любого уровня (депутата, судьи, шерифа) имеет право вписать в бюллетень свою собственную кандидатуру. Люди также могут вписать своих родных, знакомых, просто уважаемых людей, да хоть Доналда Дака, или Микки Мауса. Иногда даже случается так, что человек, который вписан избирателями, выигрывает выборы, хотя его не было в бюллетене. Однако люди захотели видеть именно его своим судьей или шерифом, поскольку ему доверяют и его уважают. Дальше человек сам решает, занимать ему эту должность или нет.

Можно ли представит подобную ситуацию у нас? У нас человек только для того, чтобы доказать свое право быть включенным в бюллетень, должен пройти тяжелейшую и унизительную бюрократическую процедуру. Иначе все эти проверки, допросы с пристрастием, все оформительские вещи просто не назвать.

Вот и возникают ситуации, как этой осенью на выборах в Самаре, когда кандидатов снимали за то, что они не указывали в форме подписного листа информацию об отсутствии судимости. Она не предусмотрена законом, но людей из-за этого снимали. Самое смешное, что кого-то сняли за то, что он написал об отсутствии судимости; сняли за то, что он нарушил установленную форму подписного листа... 

Как можно было бы спасти институт подписей? Во-первых, разрешить кандидатам предоставлять комиссии неограниченное количество подписей, лишь бы из них набиралось необходимое количество достоверных. Это бы доказывало, что есть определенное законом количество людей, которые не против того, чтобы данный человек был кандидатом, чтобы его включили в список. Люди же не голосуют за него или против, они лишь не возражают против конкуренции, которая никогда еще никому не была во вред! В этом случае, какая разница: из 350 человек или из 3000 нашлось хотя бы 319 людей, которые не против видеть данного кандидата в бюллетене? Главное, что в округе проживает установленное количество таких избирателей. Игра-то происходит не вокруг того, станет он депутатом или нет. Игра всего на всего ведется вокруг того, будет ли фамилия кандидата напечатана в списке или нет, станет ли избирательный бюллетень на 2 см длиннее.
Та же ситуация с критериями достоверности информации. Что такое достоверная подпись? Почему подпись становится недостоверной, если написано «Высоцкого», вместо «В.Высоцкого»? Важно должно быть не это. Важно проверить, стоит ли за этой подписью реальный человек, который не против выдвижения того или иного кандидата. Все оформительские помарки, ошибки, неточности не должны играть ключевой роли.
Ну это я, конечно, мечтаю об идеальном выборном законодательстве. Кстати, в «ГОЛОСовском» проекте избирательного Кодекса, который предлагается к принятию экспертами, все перечисленные моменты по либерализации системы подписей отражены.

***

Еще один сюжет, кстати, по моей ГОЛОСовской деятельности. Проходят выборы мэра в соседнем городе Березовском. Там есть очень сильное общественное объединение «Наш город», которое провело летом успешную кампанию в защиту независимости Березовского от проекта «Большой Екатеринбург». В Березовском есть мужчина, Владимир Александрович Тимин, пожилой фермер, который очень уважаем своими согражданами, который смог сорганизовать городскую общественность на эту борьбу. После того, как проект «Большой Екатеринбург» был снят с повестки дня, движение «Наш город» не прекратило свое существование. И когда осенью прошлого года мэр Березовского Вячеслав Брозовский неожиданно перешел на работу в правительство области, и были назначены новые выборы, то это общественное объединение выдвинуло своего кандидата – Татьяну Артемьеву, уважаемого жителя города.

Конечно, она пошла в качестве самовыдвиженца, а не от одной из партий. Ей необходимо было собрать 520 подписей. Она собрала 800. Из них с максимально разрешенным десятипроцентным запасом было отобрано 570 без помарок и исправлений. Избирательная комиссия на своем заседании забраковала по разным причинам около 20 подписей. В паспортном столе также нашли несколько ошибок, но хороший резерв еще оставался. Однако очень не хотелось областным властям, чтобы независимый кандидат участвовал в выборах мэра Березовского, тем более, что шансы на победу были вполне реальные. Собранные подписи неожиданно, без объяснения причины, забрали на анализ в облизбирком, а тот назначил графологическую экспертизу. Начальник отдела экспертного криминалистического центра ГУВД Свердловской области, подполковник милиции Коробова проверила подписи гораздо более въедливо и нашла новые нарушения, около 40 штук. При этом, в число недействительных попали подписи депутата городской Думы города Березовского, председателя комиссии по местному самоуправлению городской Думы Метельниковой, депутатов Березовской Думы Еременко и Межевова, подпись почетного жителя города, учителя с 55-летним стажем работы Фокиной, и, что самое впечатляющее, подпись начальницы Березовского паспортного стола Рогожниковой! Все эти подписи забраковала эксперт Коробова со следующей формулировкой "в своем экспертном заключении":
«В перечисленных подписях имеются признаки снижения уровня координации движений, извилистость и угловатость штрихов. Также признаки замедления темпа исполнения, что свидетельствует о выполнении данных подписей либо путем подражания подлинным подписям по памяти, либо с обозрения, либо они являются вымышленными».
Конечно, команда Артемьевой обратилась в суд. Я надеюсь, что все будет хорошо в этой ситуации, люди просто придут в суд и подтвердят, что они действительно подписывались, однако, этот случай еще раз демонстрирует жесткость подписного механизма. И еще раз заставляет восхититься той работой, которую проделали Дмитрий Горчаков и его волонтеры. 


Часть 2. 
Но, может быть, самое важное и самое забавное заключается в том, что всё это – палка о двух концах. Почему я сейчас особенно радуюсь за Дмитрия Горчакова? Да потому, что остальные четыре кандидата – выдвиженцы от партий. Потому, что на этих выборах Дмитрий остался единственным самовыдвиженцем! А если бы не было репрессивной системы подписей, то, скорее всего, самовыдвиженцев было бы штук десять. В этом случае протестные голоса людей, уставших от пасьянса навязываемых кандидатов неотличимых друг от друга "партий", размазались бы гораздо сильнее. А в сегодняшней ситуации все это голоса сконцентрируются вокруг кандидата Горчакова. И произойдет это из-за жесткой процедуры сбора и проверки подписей!
Еще один момент: четыре кандидата от партий зарегистрированы просто на основании решения местных отделений этих партий. Им ничего не надо было делать для этого. Их зарегистрировали и все. Дмитрию вместе с его помощниками пришлось побегать. Зато теперь он изучил округ, постучался в сотни квартир, поговорил лично с доброй тысячей избирателей. Он уже известнее для горожан, чем любой из остальных кандидатов в его округе. В избирком было представлено 350 подписей, но собрано при этом было более 500 штук. С этим количеством людей кандидат или его помощники лично пообщались. Очевидно, что это огромное преимущество Дмитрия на старте избирательной кампании. Это преимущество, которое ему буквально навязали избирательная комиссия и избирательное законодательство. Надеюсь, что Дмитрий сможет этим преимуществом воспользоваться.

***

Сейчас начинается самое интересное: до выборов осталось чуть больше месяца. Выборы назначены на 13 марта. Это значит, что избирательная кампания будет жаркой и скоротечной. Один самовыдвиженец против четырех неотличимых, унылых партийных рож. Один кандидат, вообще без финансового ресурса, но опирающийся на поддержку людей и знание округа, в котором он живет.

Мы говорили, что на период сбора подписей, средства на избирательную кампанию не нужны. Было бы жалко, если бы эти деньги пропали в том случае, когда кандидат не был бы зарегистрирован. А теперь ситуация обратная: деньги нужны, и как можно скорее! Напоминаю, что жертвователями могут быть все граждане России, однако сумма пожертвования не может превышать 1 тысячу рублей. Для юридических лиц есть несколько ограничений: необходимо чтобы юридическое лицо было зарегистрировано не менее, чем за год до даты проведения выборов, иначе платеж будет признан недопустимым. При этом юридическое лицо может пожертвовать до 30 тысяч рублей на избирательную кампанию.

Лучше всего прийти в Сбербанк и положить деньги на счет "руками", но и интернет-банкингом воспользоваться можно. Все реквизиты и инструкции по перечислению средств есть в ЖЖ у Дмитрия. Там же он скоро опубликует свою программу. Помогайте, половина задачи уже сделана, теперь осталось только победить!

Самое главное. 
Два года тому назад, я собрал на свою избирательную кампанию через интернет 108 тысяч рублей частными микропожертвованиями. Я был первым, кто сделал это в России. С тех пор, прошло два года; интернета стало больше, гражданского общества, вроде, тоже. Алексей navalny только что собрал более 3 миллионов рублей на свой проект Rospil.Info за первый шесть дней! При этом, получено более 7000 транзакций, то есть средний размер пожертвования - около 400 рублей. Наконец, два года тому назад у меня были и другие источники финансирования моей кампании; у Дмитрия их нет, вообще. Поэтому деньги очень нужны, и я верю, что мы сможем собрать частными пожертвованиями хотя бы 300-400 тысяч рублей.   

Вот моя платежка: 
Tags: Выборы, Гражданское общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →