Леонид Волков (leonwolf) wrote,
Леонид Волков
leonwolf

Два суда

Ниже - очень длинный текст про подробности двух судов, в которых я участвовал в качестве ответчика в феврале-марте этого года. Я потратил на эти суды очень много времени, и мне кажется важным потратить еще сколько-то на анализ, на понимание произошедшего. Сразу предупреждаю, что большинству читателей, наверняка, все это совершенно не интересно.

Осенью 2009 года, в одном частном споре на просторах ЖЖ, я назвал Евгения Леонидовича Ющука "шарлатаном и говном".
На то у меня были основания, и я до сих пор не жалею об этих словах. Я не буду вас утруждать подробным рассказом о том, при каких обстоятельствах это произошло. В свое время в подзамочной записи - для друзей - я изложил всю историю крайне детально, и повторяться не хочу - не стоит того. В конце концов, что сказано - то сказано. 
 
Так или иначе, господин Ющук решил подать на меня в суд. Меня он этим немало удивил, возможно потому, что я примерял это все как-то на себя, и смотрел своими глазами - а если бы я начал подавать в суд всякий раз, когда меня называют всевозможными словами, то мне бы не хватило и 240 часов в сутках (просто навскидку - вот тут на днях правозащитник (!) Кузнецов пишет: "Волков - действительно мразь и подонок"). Но господину Ющуку, видимо, очень хотелось раздуть ситуацию - иначе зачем он стал пачками рассылать пресс-релизы о том, как "депутат оскорбил своего избирателя". 
 
(Потом выяснилось - много позже! - что он действительно живет в моем округе. Наш конфликт, естественно, не был конфликтом депутата и избирателя, это был конфликт заказчика и подрядчика: Ющук делал работу для компании "СКБ Контур", причем делал ее из рук вон плохо. И человеческий конфликт - я уже много раз писал про то, что дебилизация общества видится мне одной из самых главных проблем сегодняшней России и такие "профессора" как Ющук, такие тренеры-шарлатаны вызывают у меня совершенно животное раздражение. Соответственно первое из своих определений я относил к его профессиональным качествам, второе же - к человеческим). 

С другой стороны, я преисполнился даже каким-то уважением к Ющуку. Наверное, в этом есть здравый смысл: если человеку хочется, чтобы за «говно» ответили, то он теряет свое время, доходит до суда и в конечном итоге получает компенсацию. Это в принципе правильно (если время некуда девать). Я, впрочем, рассуждал так - в интернете установились некие нормы общения, которые Ющук сам признает; в той перебранке, в ответ на мой комментарий («Вы, Евгений,— шарлатан и говно») он ответил, буквально следующее: "Зачем же так грубо. Но это интернет, поэтому — ваше право, какие слова здесь использовать". Но это, безусловно, его право - потом (несколько месяцев спустя) передумать, захотеть дойти до суда и получить компенсацию. Я уважаю его настойчивость в реализации этого права, и согласен с тем, что эта настойчивость должна быть справедливо вознаграждена.

Но мой пост, собственно, не об этом. На примере суда с Ющуком очень интересно проводить параллели с "делом Аргуса". Один и тот же суд - Кировский; один и тот же предмет иска (защита чести, достоинства и деловой репутации по публикациям в моем ЖЖ), и одно и то же решение суда - частичное удовлетворение требований истца, компенсация морального вреда в размере 5000 рублей (Ющуку и Суровикиной; Аргус, напомню, не получил ничего). Собственно, этим и исчерпывается мой опыт участия в судебных процессах в качестве ответчика, поэтому мои выводы могут быть скоропалительными, но эти два случая настолько похожи, что очень хочется их сравнить. 

Итак, сначала давайте еще раз вспомним, как защищаются в суде честь, достоинство и деловая репутация (я про это уже много рассказывал в контексте дела Аргуса, так что повторю очень кратко). Подлежит доказыванию следующее: факт распространения сведений, их недостоверность и порочащий характер сведений. Если нет чего-то из этих трех пунктов - у ответчика все в порядке. Порочащий характер, в свою очередь, может быть выражен в разных формах - например, связан с оскорбительной формой высказывания, или с обвинениями в нарушении законодательства или с обвинениями в совершении аморальных действий или иным образом "направлен на умаление деловой репутации". 

Камень преткновения связан с оскорбительностью и т.п.: категория относительная, и доказывать истец может только одним способом - привлекая эксперта-лингвиста. Эксперт посмотрит и скажет: так и так, вот здесь слова ответчика явно оскорбительны, а здесь неявно, но таким образом составлены, что направлены на умаление репутации, а здесь вот ничего обидного - так, оценочное суждение. 

Теперь давайте сравним по этим параметрам дело Ющука и дело Аргуса (которые, еще раз повторю, закончились практически одинаковым результатом). 

Ющук: факт распространения сведений мной не оспаривался (я действительно сказал то, что сказал, и действительно сказал это ему), недостоверность сведений очевидна (говно - оно коричневое и пахнет, а Ющук - в костюме и не пахнет), порочащий характер - очевиден ("говно" - это оскорбительное слово, в словарях проходит с соответствующей пометкой). К лингвисту не ходи!

Аргус: распространения сведений не было, недостоверности не было, порочащего характера не было. 
Чуть подробнее. По распространению - мы ссылались на позицию Верховного суда о том, что распространением является первая публикация сведений. Когда я публикую ссылку на то, что на сайте губернатора опубликовано обещание выделить 300 млн. рублей на строительство котельной для Аргуса - Аргус волен предъявлять претензии департаменту информационной политики губернатора, если считает, что его это оскорбляет. Однако, суд просто не принял к сведению позицию Верховного суда (и в решении суда не сказано ничего о том, как суд относится к нашей ссылке на эту позицию). По достоверности - мы объясняли, что, опять же, основываемся целиком и полностью на имеющихся публикациях, плюс дополнительно представили информацию о всех программах господдержки, в которых принимал участие Аргус: суд снова просто проигнорировал это. По порочащему характеру - лингвист в своем заключении, и в своем выступлении в суде однозначно указал на то, что ущерб деловой репутации был бы нанесен моими публикациями только в том случае, если бы не соответствовали действительности фактические обстоятельства дела - например, если бы фанерный комбинат работал. А если действительно работает только лесопилка - то и порочащего характера нет. (Про оскорбительность и прочее я и не говорю - лингвист показал, что никакой оскорбительностью не пахнет). Кроме того, лингвист подчеркнул, что объектом критики в моих публикациях является губернатор Мишарин, а не Аргус или г-жа Суровикина. Суд оставил эти аргументы без внимания. 


По-моему, это сравнение очень наглядно показывает, почему решением суда по делу Ющука я в целом доволен, а решением по Аргусу - недоволен, и почему в первом случае я не пошел в кассацию, а во втором случае - пошел. 

Впрочем, и с делом Ющука не все так просто. Претензии Ющука по поводу "говна" справедливы и обоснованны. Я сразу убрал этот комментарий из моего ЖЖ, как только они заявили соответствующее требование в судебном процессе (в исходном исковом заявлении требования "убрать" - не было), и, повторюсь, был готов заплатить за это высказывание. Гораздо принципиальнее для меня вопрос о "шарлатане".

"Шарлатан" — это не сниженная лексика. Это литературное слово русского языка, которое используется для оценки. (Вот уж где точно - "оценочное суждение". Это вам не "поураганили вместе с Березовским"). Тем не менее, Ющук полагал, что и это слово унижает его честь, достоинство и деловую репутацию. И этого я не понимаю. По-моему, Кашпировский - шарлатан. По-моему, Петрик — шарлатан. По-моему, Ющук - шарлатан (и как мне кажется, к этому выводу может прийти любой человек, который потратит 30 минут времени на любой из его сайтов или на любую из его книжек). Мало ли шарлатанов? Это просто некая оценка профессиональных качеств человека.

Мне казалось как: распространение - налицо; недостоверность не может быть доказана, поскольку суждение оценочное, и не может быть достоверным или нет; порочащего характера нет, так как слово - литературное. Ющук на полном серьезе пытался доказывать недостоверность своего шарлатанства, притащив в суд документы, подтверждающие, что он занимает 0.25 ставки профессора по кафедре мировой экономики в УрГЭУ (как будто не бывает профессоров-шарлатанов!), чем, кстати, лишь еще раз показал, что он совершенно необоснованно пишет во всех своих пресс-релизах "Депутат Волков оскорбил профессора Ющука" - см. статью о специфике применения термина "профессор" в русском языке. (Ученого звания "профессор" у Ющука, естественно, нет). 


Поэтому, я был очень удивлен решением суда, который, оценив честь, достоинство и деловую репутацию Ющука в 5 тыс рублей, постановил также убрать слово «шарлатан» из всех опубликованных текстов, признав его также порочащим. Не имея еще на руках мотивировной части судебного решения, я заявил, что пойду в кассацию, поскольку я не согласен с таким решением. 

Однако, ознакомившись с мотивировочной частью, я вынужден был изменить это решение: кассация оказалась заведомо бессмысленной. Потому что, как выяснилось, решение суда базировалось исключительно на лингвистической экспертизе, в которой черным по белому значилось, что слово «шарлатан» является грубым и унижающим человеческое достоинство. Честно говоря, это для меня была лингвистическая новость! Но сделать с этим ничего нельзя. И никаких претензий к суду у меня по этому поводу нет, а потому и обжалование действий суда не имеет смысла. Если бы эксперт-лингвист написал про слово «картошка» или про слово «солнце», что оно является грубым и оскорбительным, то и в этом случае у суда, по-видимому, также не было бы другого выхода, кроме как признать меня умалившим честь, достоинство и деловую репутацию Ющука такими грубыми словами. В общем, мне остается только поблагодарить суд за то, что он справедливо оценил эти самые честь, достоинство и деловую репутацию в те деньги, которых они реально стоят.

Резюмирую: было лингвистическое заключение, было два слова - «шарлатан» и «говно», одно из которых грубое, а в отношении другого есть заключение о том, что оно грубое. Соответственно, в итоге было судебное решение о возмещении ущерба, о нанесении вреда чести, достоинству и деловой репутации.С заключением я в корне не согласен, но к суду при этом никаких претензий не имею, поэтому в судебном порядке оспаривать нечего.

Надо сказать, что мне этот процесс был очень интересен, и он мне многое дал. Я имею ввиду тот факт, что я ходил на заседания без представителя. Мне было интересно, может ли человек сам себя защищать и взаимодействовать с системой в одиночку. Лично мне кажется, что я не сделал каких-то серьезных ошибок, защищая самостоятельно свои интересы, так что был вполне состязательный и конкурентный процесс. Я расстроен его результатом (в части "шарлатана"), но в целом полученный опыт безусловно того стоил. 

В частности, опыт с Ющуком помогает хорошо понять, что было не так с судом по Аргусу. 

Для меня было важно показать принципиальную разницу этих двух процессов, поскольку финансируемые из неизвестных источников анонимные тролли уже пишут про два одинаковых суда, проигранных Волковым. Ну а выводы относительно того, как работают суды по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, делайте сами.

В ситуации с Ющуком у меня нет претензий к суду, но есть претензии к лингвисту. Их я оставлю при себе. 
В ситуации с Аргусом у меня нет претензий к лингвисту, но есть претензии к суду. Поэтому я иду в кассацию, и выиграю ее, так как суд явно и довольно бесцеремонно оставил наши простые и понятные аргументы без рассмотрения.

P.S. Вот тут Ющук палится и дает понять, что имеет отношение к суровикинским ботам
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments