?

Log in

No account? Create an account
ЛВ10

Верховный суд

Расшифровка аудиозаписи всего заседания, 70 минут. Могут быть какие-то неточности, особенно в фамилиях. 
Но вообще - почитайте. 

Судья Пирожков: Так, Сикорская — председатель Октябрьской ТИК, Буртов. Вот у нас подошел представитель ЦИК. Состав судебной коллегии, рассматривающей данное дело: судьи Пирожков, Борисова, Ксенофонтова. Дело слушается при секретаре судебного заседания Голубевой и прокуроре Генеральной прокуратуры Селяниной. 
Объявлен состав суда. Имеются ли отводы к составу суда?
ЛВ: Нет, уважаемый суд.
Буртов: Нет, суду доверяем, отводов не имеем.
С: Присаживайтесь.
ЛВ: Я имею ходатайство о допуске представителя — Чернышевой Анны Сергеевны.
АЧ: Я участвовала в этом качестве в первой инстанции.
С: Суд не возражает. Других заявлений и ходатайств нет?
Б: У нас имеется ходатайство, уважаемый суд об уточнении кассационной жалобы, и о приобщении к делу решения Октябрьской ТИК, которое было принято в целях исполнения решения Свердловского облсуда 7 ноября. Поскольку облсуд обратил свое решение к немедленному исполнению, мы ставим вопрос о повороте этого решения. Мы просим приобщить к материалам дела это решение.
С: Я не думаю, что там что-то отличается от кассационной жалобы.
Б: Принципиально не отличается.
С: Хорошо, у представителя ЦИК нет возражений? У прокурора? Нет.
С (обращается к кому-то из зала): А вы кто есть?
МЭ: Меня зовут Мария Эйсмонт, я здесь снимаю как знакомая одной из стороны. Можно?
С: Нет, нельзя. С какой целью надо производить съемку? Фотоаппарат прячьте. Записывать на диктофон — пожалуйста, мне это не мешает. А снимать — нет, мы не артисты, поэтому снимайте в коридоре. Понятно?
МЭ: Да.
С: Зачитываются обстоятельства дела. Волков выдвигал свою кандидатуру в порядке самовыдвижения кандидатом на выборы в качестве депутата в Законодательного собрания Свердловской области, которые должны состояться 4 декабря. Он выдвигался по Октябрьскому избирательному одномандатному округу №10. Он представил соответствующие документы в избирательную комиссию, в том числе, было необходимо представить подписные листы с подписями избирателей в поддержку указанного кандидата. Однако 26 октября 2011 года Октябрьская ТИК с полномочиями окружной комиссии по Октябрьскому одномандатному избирательному округу №10 отказала Волкову в регистрации. Волков не согласился с таким решением ТИК, оспорил его в Свердловском областном суде, обратившись туда с заявлением. В обосновании все упиралось в подписи и подписные листы: фактически была проведена повторная проверка подписных листов, а это прямо запрещено действующим законодательством. Привлечение к проверке подписных листов специалистов-графологов не является обязательным для суда. И не само привлечение, а их заключение, наверное. Волков полагает, что экспертиза, которая была проведена и принята во внимание ТИК при вынесении их решения, была проведена с нарушением методики и что выводы экспертов противоречат фактическим обстоятельствам дела. Далее Волков оспаривал по существу все эти подписи, которые были установлены недействительными. Эти требования были приняты к рассмотрению Свердловским областным судом. На рассмотрение этого дела было потрачено много времени, и в конечном итоге 7 ноября 2011 года суд постановил удовлетворить заявление Волкова, признать незаконным решение Октябрьской ТИК и обязал ее зарегистрировать Волкова в качестве кандидата на досрочных выборах в Заксобрание Свердловской области и обратить решение суда к немедленному исполнению.
Сейчас нам говорят, что это ТИК к этому решению отнеслась добросовестно и 8 ноября кандидат был зарегистрирован (в 18 часов, 46 минут).
Что касается фактических обстоятельств дела и на что надо обратить внимание: кандидатом было представлено 1039 подписей, для регистрации достаточно иметь 945 достоверных. Избирательная комиссия, проверяя подписи избирателей, установила 154 недействительные подписи. Какие-то подписи были признаны недействительными на основании заключения специалистов — экспертов Шакирзяновой и Изотовой, которые проводили экспертизу. Как следует из материалов дела, в результате проверки признанными действительными оказались 885, а как я уже говорил, для регистрации необходимо 945 подписей. Постольку, поскольку в итоге было представлено подписей менее, чем необходимо, 26 октября ТИК отказала в регистрации кандидату Волкову.
Суд, проверяя те доводы, которые были заявлены и выражены Волковым в судебном заседании, согласился с ними, в том числе и с теми, которые касались подписей. Суд в своем решение говорит следующее: 66 подписей избирателей были признаны ТИК недостоверными и недействительными на основании экспертного исследования Уральского регионального центра судебной экспертизы экспертами Шакирзяновой и Изотовой, которые давали свое заключение. В нем указано, что практически все подписи выполнены от имени одного лица другим лицом. Следующая недействительность этих подписей — это даты внесения подписей, поскольку они поставлены избирателями несобственноручно. Суд не согласился с этим заключением. В судебном заседании по ходатайству заявителя и его представителей было допрошено в качестве свидетелей значительное количество избирателей. На основании их показаний суд делает следующий вывод: в судебном заседании с достоверностью были установлены 20 записей и дат, поставленных собственноручно избирателями и указаны те строки, которые они занимают в подписных листах. Исключительно в отношении дат. В материалах дела имеются показания свидетелей. С какими-то показаниями можно соглашаться, с какими-то — нет, но тем не менее,суд согласился со всеми объяснениями. Также в судебном заседании были исследованы нотариально заверенные заявления избирателей, которые представляли свои подписи. Сами заявители, видимо, не могли присутствовать в судебном заседании, но подтвердили факт собственноручного внесения подписей и дат. Далее суд допросил Постникова — репортера радиостанции «Эхо Москвы», было установлено, что по просьбе кандидата Волкова, им был подготовлен радиорепортаж о сборе подписей, которые Волков собирал собственноручно вместе с репортером 27 сентября. Они ходили по квартирам, записывали все разговоры, в судебном заседании свидетели подтвердили факт собственноручного внесения подписей.
Что касается заключения, которое было дано экспертами Шакирзяновой и Изотовой, суд указывает на то, что допрошенные в судебном заседании Изотова и Шакирзянова при исследовании данных подписных листов не смогли пояснить по каким индивидуальным совокупностям совпадающих общих и частных признаков они отличили эти подписи как группу, выполненную одним лицом. Это было сказано в отношении небольшого числа подписей избирателей, в частности, подпись избирателя Берникова, собранную сборщиком Чирковым — суд на это обратил внимание. Кроме того, указанные в заключении выводы не подтверждаются при визуальном исследовании подписных листов, их которых ясно следует факт внесения подписей и дат абсолютно разными лицами. При этом, по мнению суда, для данного вывода не требуется специальных познаний в области почерковедения.
Такой вывод суда, конечно, несколько удивляет, поэтому обратите на него внимание. Получается, что суд берет на себя несвойственную ему функцию, визуально исследует подписные листы и говорит о том, что не требуется специальных познаний в области почерковедения — во всяком случае, не требуется судье, рассматривающей это дело.
Итак, выводы: таким образом, в судебном заседании достоверно установлено, что 66 подписей избирателей были необоснованно признаны ТИК недействительными на основании заключения специалистов. Какие-либо иные недостоверные сведения в отношении указанных избирателей ТИК установлены не были. Из указанных таблиц 12 подписей были признаны недействительными по причине ненадлежащего оформления подписного листа сборщиком подписей и 2 подписи — с неоговоренными исправлениями. Кроме того, в ходе исследования в судебном заседании подписных листов, было установлено, что 22 избирателя, в датах и подписях которых было установлено различие координации движений, находятся в возрасте старше 70 лет. 2 избирателя — старше 60 лет. Указанные возрастные показатели, по мнению суда, свидетельствуют о различии в координации движений при выполнении подписей. Эти обстоятельства, по мнению суда, тоже имеют значение. Суд критически отнесся ко всем пояснениям, принял во внимание те объяснения, которые были даны избирателями, допрошенными в качестве свидетелей. В то же время суд критически отнесся к показаниям специалистов Изотовой и Шакирзяновой, поскольку они носят противоречивый характер. Имеются ввиду разные показания и объяснения по поводу дат и времени проведения исследования подписных листов. На это суд тоже обращает внимание.
Не все доводы, которые заявлялись заявителем, были удовлетворены. В частности суд признает необоснованными доводы заявителя о том, что якобы была проведена повторная проверка листов. Суд не соглашается с этим. Суд говорит, что ТИК был соблюден 10-дневный срок для проверки документов кандидата. В конечном итоге суд пришел к выводу об отмене решения ТИК и удовлетворении требований заявителя.
На данное решение подана кассационная жалоба со стороны Октябрьской ТИК, под сомнение ставится законность данного решения, приводятся мотивы, я не буду их озвучивать. Стороны находятся здесь, и они пояснят нам, в чем был не прав суд. Перед Верховным судом ставится вопрос об отмене решения Свердловского областного суда и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение.
По делу имеется кассационное представление, которое подписано и.о. прокурора области, старшим советником юстиции Маленьких. Прокурор также не соглашается с решением суда, критикуя его выводы, связанные с допросом избирателей, в отношении заключения экспертов, а также с доводом о том, что суд делает вывод о наличии возможности несоответствии подписей ввиду старческого возраста избирателей. В представлении указано, что решение Областного суда незаконно, поэтому требуется его отмена и принятие нового решения.
По делу также имеются возражения со стороны Чернышевой, присутствующей здесь представительницы Волкова о том, что решение облсуда полное, обоснованное и в кассационном представлении прокурору должно быть отказано.
Вот такие обстоятельства по делу.
Ну что, у нас кассационная жалоба ТИК, кто первый будет давать пояснения?
Буртов: Уважаемый суд, прокурор и участники процесса, я позволю себе сосредоточиться на нашем основном доводе, касающимся по нашему мнению неправомерного непризнания судом факта экспертного исследования почерковедов и признания недействительными 66 подписей избирателей, собранных в поддержку кандидата Волкова Л.М. За время судебного рассмотрения данного дела в облсуде, а оно продолжалось в течение 10 дней. Вернее, суд принял решение на последний, 10-й день рассмотрения данного дела. Стороной заявителя могли быть собраны, по нашему мнению, полные доказательства в свою защиту. Что в итоге мы получили? В судебном заседании были заслушаны 12 свидетелей- избирателей, ставивших подписи в поддержку кандидата, также были представлены ряд письменных доказательств по делу. В том числе 49 нотариально заверенных заявлений избирателей.
С: Сколько?
Б: 49, причем, 11 избирателей из этого числа выступили в качестве свидетелей. Мы полагаем, что учет этих нотариальных заявлений не основан на положениях Гражданско-процессуального законодательства, поскольку они по своему существу являются не письменными доказательствами по делу согласно ст 71 гражданско-процессуального кодекса, а письменными показаниями избирателей. Мы полагаем, что принятие таких доказательств не соответствует положениям ГПК в частности, ст 157, 176, 177, поскольку такого рода показания должны даваться устно и суд должен их заслушать.
С: Ладно, в отношении 49 подписей понятно, а что вы скажите про 12 свидетельских показаний?
Б: Что касается 12 показаний, то ТИК решила, как отражено в нашей жалобе, что все эти граждане так или иначе были заинтересованы в результате данного дела, поэтому мы не считаем их показания объективными. Тем не менее, свидетели пришли в суд и показали как один, что даты они поставили собственноручно.
С: Но суд все это принял во внимание?
Б: Да, и плюс все 49 заверенных показаний.
С: А судом не предлагалось, чтобы свидетели поставили на листочке бумаге свою подпись и сравнить с тем, что было в подписном листе?
АЧ: Мы предлагали.
Б: Но такого не было. Далее еще ряд доказательств, как следует из судебного решения, в ходе судебного заседания были допрошен 21 сборщик подписей. Их фамилии перечислены. В основной массе они собрали от 3 до 5-7 подписей и все подтверждали, что все избиратели сами ставили даты.
С: Еще и сборщики были допрошены. Сколько человек?
Б: 21, и плюс еще были приложено 6 нотариально заверенных заявлений сборщиков, которые свидетельствовали о том же самом. Мы полагаем, что эти нотариально заверенные заявления так же не могут приниматься во внимание, как и заявления подписантов. Что касается устных показаний сборщиков, то мы полагаем, что это ненадлежащее доказательство по делу, поскольку недействительными подписи признавались не в силу нарушения порядка заполнения подписных листов сборщиками подписей. Вопросов у экспертов и у комиссии к работе сборщиков подписей не возникло. Вопросы были относительно тех граф подписных листов, которые избиратель должен заполнить лично (дата и подпись). Поэтому мы полагаем, что 21 свидетельство также не может являться надлежащим доказательством по делу. Также имели место случаи, когда данные в подписных листах, собранные этими сборщиками, признавались недействительными по другим основаниям, то есть, есть сомнения, чтобы доверять этим показаниям. И, повторюсь, большое количество сборщиков — это политические или личные сторонники Волкова.
Кроме того, мы совершенно не согласны с оценкой суда относительно показаний экспертов Шакирзяновой и Изотовой, а также относительно их заключения. Мы полагаем, что не имеет принципиального значения тот факт, когда подписи были представлены на проверку: либо после обеда, либо с утра. Никем не оспаривается , что рабочая группа ТИК приняла решение о направлении подписных листов экспертам 25 октября вечером и в этот период с 25 по 26 работа экспертами велась. Экспертизу проводили 2 эксперта, поэтому мы считаем, что нет ничего криминального, если часть работы с вечера начала Изотова, а на следующий день с утра подключилась Шакирзянова. Это не нарушение. Что касается противоречивости показаний, то эксперты четко и ясно объяснили свою методику проверки — они были сделаны в рамках групп которые они выделили. Я бы хотел сказать, что в ситуации эмоционального нажима любой человек может растеряться и ошибиться, поэтому подозрения относительно фактических ошибок экспертов необоснованы. Это всего лишь попытка выдать желаемое за действительное. Больше всего вопросов у нас вызывает позиция суда по второй части экспертного заключения, где суд, беря на себя роль эксперта, утверждает, что это нормально, когда у лиц старше 60 возникают серьезные расхождения в координации при внесении даты и подписи. Этот вывод суда вообще ни на чем не основывается — это сугубо судебное усмотрение. У многих из нас есть знакомые такого возраста, которые могут блестяще выполнить и дату и подпись без всяких проблем. На чем основаны аргументы суда — непонятно.
Даже если произвести простейшую арифметику по данным дела, в частности, даже если добавить к признанными недействительными, согласно решению ТИК, а это 885 подписей, 12 свидетельских подписей, которые были допрошены, плюс еще одну подпись, которую можно посчитать действительной, поскольку это подтвердил репортер радиостанции «Эхо Москвы», то необходимого количества в 945 подписей никак не получается.
С: Я насчитал 88 подписей: 51 — недействительная и еще 37. итого 88 недействительных.
Б: Смотрите: 885 подписей — это то, что ТИК признала с учетом экспертного заключения, если к ним прибавить 13 подписей избирателей, которые были свидетелями, то получается 898 подписей.
С: 66 подписей недействительных? Я может быть, не туда глянул, сколько подписей недействительных?
Б: Всего было признано 154 недействительных подписи: 88 по одним основаниям, 66 — по экспертному заключению.
С: 885 плюс 66 — сколько получается?
ЛВ: 951 подпись.
С: Ну 951 — этого же достаточно для регистрации.
Б: Если мы считаем, что для регистрации кандидата необходимо 945. Признаны недействительными — 154, если убрать 66 подписей, что будет необходимое количество подписей для регистрации будет.
С: Суд говорит, что 885 подписи достоверны и к ним надо прибавить еще 66. 885 достоверных — это вы насчитали, избирательная комиссия?
Б: Да, и количества достоверных у нас не получается. Для регистрации надо 945, действительных — 885. Если к признанному количеству подписей добавить 12 показаний свидетелей плюс показания корреспондента и еще 1 подпись, то 945 не набирается.
Подводя итог мы полагаем, что доводы суда основаны на недоказанных доказательствах. Суд незаконно, на наш взгляд, признал недействительность всего экспертного заключения, подготовленного солидной организацией.
С: Вы нас в этом не убеждайте, мы это знаем. Я хочу задать вам вопрос: оспаривается ваше решение и вы должны доказать, что ваше решение законно. Так какие меры вы приняли и как вы способствовали тому, чтобы доказать в суде законность вашего решения? Вот заявитель в судебное заседание пригласил свидетелей, принес нотариально заверенные заявления и т. д. А ваша реакция была какова как представителя ТИК в суде?
Б: Во-первых, ТИК представила комплект документов, акт экспертного заключения, ТИК задавали вопросы экспертам-почерковедам в ходе слушания, чтобы убедить суд, что это их показания взвешенные. Кроме того, ТИК давала оценку письменных нотариально заверенных заявлений, предполагая, что это ненадлежащее доказательство. Вопрос был оставлен на усмотрение суда.
С: Ну надо было более активную позицию занимать в суде. На вас возлагается доказать законность принятого решения. У суда вопросы имеются? У прокурора? Нет, тогда присаживайтесь. Так, Сикорская, хотите что-нибудь добавить к тому, что сказал ваш представитель?
О. Сикорская: Ваша честь, я могу лишь добавить, что мы отстаивали свою позицию в суде и по ходу выступления в суде один из сборщиков подписей — Кузнецов сказал, что собирал подписи на рабочем месте, что противоречит закону и избирательному кодексу Свердловской области. Представитель ТИК обратил внимание судьи на данный факт, но суд на это никак не отреагировал.
С: А это как-то нашло отражение в вашем решении?
ОС: Это нашло отражение в кассационной жалобе.
С: После драки кулаками не машут, как говорится. Все это вы должны были отразить в решении ТИК об отказе в регистрации и в судебном заседании. После того, как вы уже вынесли решение о законности подписей, о каких обстоятельствах сейчас можно говорить?
Вопросы у суда, прокурора, ЦИК есть? Нет. Все у вас?
ОС: Да.
С: Сторона заявителя, вы были согласны с решением суда, суд вас услышал.
АЧ: Уважаемый суд, фактически мне надо пояснить некоторые доводы моих возражений, в частности, я бы хотела сказать, что сейчас идет речь о том, что в своей кассационной жалобе представители прокуратуры и Избиркома пытается произвести переоценку доводов суда и пересмотр оценки доказательств. Мы считаем, что этот пересмотр доказательств во второй инстанции при отсутствии возможности допросить и исследовать показания свидетелей невозможен. Я обращаю ваше внимание, что суд действительно взял на себя несвойственные ему функции и сделал вывод, что при визуальном осмотре, не имея специально образования и опыта, можно убедиться, что заключение специалистов является несоответствующим тому, что видит человек в подписных листах.
С: Я хочу сказать, что перед судьями проходят сотни подписных листов, мы их видим и судим как обычные люди.
АЧ: Да, но в нашем случае суд взял на себя ответственность вынести это решение.
С: Но суд не может этим заниматься, надо обладать специальными знаниями в области почерковедения и уж тем более писать об этом в судебном заключении.
АЧ: Я думаю, что это было внутреннее убеждение судьи и его усмотрение. Что касается возражений и доводов в кассационной жалобе и представлении, то я хотела бы отметить, что на позицию суда повлияло сочетание двух факторов: качество и количество свидетельских показаний, мы допросили 33 свидетелей и заседание длилось 12 часов. Кроме того, все доводы относительно того, что эти свидетели не могли быть допрошены, то в суде комиссия не возражала ни против допроса сборщиков, ни против приобщения нотариально заверенных заявлений. В итоге 49 подписей были опровергнуты посредством самих подписантов, мы полагаем, что ссылки на то, что нотариально заверенные показания являются ненадлежащим доказательством, они также безосновательны. С процессуальной точки зрения- ТИК и прокуратура не возражала против приобщения, а сейчас ТИК возражает. Кроме того, мы были поставлены в уникальную ситуацию ( это отражено в возражении), когда нам до дня первого судебного заседания 2 ноября в течение недели не были выданы подписные листы, чтобы мы могли в досудебном порядке, до подачи искового заявления, исполнить требования законодательства.
С: С протоколами проверки подписных листов вы были ознакомлены.
АЧ: Мы были с ними ознакомлены за полчаса до вынесения решения.
С: Если времени было недостаточно, то можно было поставить этот вопрос, чтобы вам предоставили больше времени на ознакомление.
АЧ: Мы поставили этот вопрос, но нам было отказано. У нас есть аудиозапись и расшифровка.
С: Представитель ТИК, это так?
ОС: Нет.
С: А как?
АЧ: Я поясню, первый итоговый протокол появился 23 октября. Все сказали, что никаких сомнений нет. В понедельник, 24 октября нам его выдали и только вечером 25 числа, когда я еще не была допущена как доверенное лицо Волкова, а он был вынужден уехать на другую встречу, поэтому его телефонограммой уведомили о том, что будет еще одно заседании рабочей группы, поскольку появились сомнения.
С: А что по результатам первого протокола?
АЧ: 88 подписей признаны недействительными по техническим признакам, например, сборщик указал, что его паспорт выдан Ленинским районом, но не указал, какого города.
С: 1039 минус 88 получается...
ЛВ: Получается 951.
АЧ: А этих подписей уже достаточно для регистрации. Далее ст 38 содержит указания на то, что за 2 дня должны быть выданы результаты проверки, не менее, чем за 2 дня, если по результатам проверки может быть вынесено отрицательное решение. Еще обращаю внимание, что ТИК ссылается на некую позицию Верховного суда, о том, что проверка может проводиться в течение 10 дней, что протокол может выдаваться за 5 минут и можно составлять хоть 10 итоговых протоколов. Обращаю внимание, что, если эти сроки признавать несущественными, то фактически их признавать не будет никто. А ведь законодатель чем-то руководствовался, внося эту норму. Если бы протокол был выдан за 2 дня, то мы бы привели подписантов избирательную комиссию и заверили бы из подписи.
С: Ну хорошо, суд в конечном итоге выслушал ваших свидетелей и допросил их. Что-то еще?
АЧ: Да, мы не отрицаем грамотности и авторитетности экспертов и не ставим под сомнение их квалификацию. Это, кстати, второй фактор, свидетельствующий об уникальности нашего случая: эксперты показали свою несостоятельность в суде. Мы специально попросили допросить их отдельно. Первой шла г-жа Изотова, которая дважды сказала, что получила подписные листы 25 октября после обеда, хотя решение о том, чтобы направить листы на проверку, было принято только вечером 25 числа. И только после того, как г-жа Сикорская начала задавать ей вопросы, она начала брать свои показания обратно. Затем шла эксперт Шакирзянова...
С: Об этом не надо говорить, это есть в материалах дела. Ваш вывод каков?
АЧ: Вывод таков, что эксперты не могли определить даже время начала проверки. Это свидетельствует о недостоверности их проверки и мы не считаем его экспертным. Это не процессуальный статус эксперта. Почему показания 49 человек, которые предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных, должны ставиться ниже, чем заключения лиц, которые в судебном заседании неоднократно подчеркивали, что они не эксперты. Изотова сказала, что, если бы у нее было экспертное заключение, то возможно, что выводы были бы другими.
Также надо сказать, что данный случай не ставит под сомнение квалификацию экспертов. Просто сочетание всех факторов, а также наличие грубого нарушения со стороны ТИК побудило суд принять именно такое решение. Особо хочется отметить позицию прокурора, который, пробыв на заседании 12 часов, очень четко и аргументированно выступил за поддержку нашей позиции. Через 3 дня представитель прокуратуры подписывает кассационное представление.
С: Вы обращаете на это внимание суда?
АЧ: Да.
С: Мы знаем об этом, это есть в материалах дела. Или вы хотите донести это до людей на галерке?
АЧ: Нет, об этом и так всем известно. Мы считаем, что позиция ТИК и прокуратуры противоречива. Она неоднократно менялась в ходе суда. Они не возражали против допроса свидетелей и не воспользовались представлением иных доказательств.
С: Это подтверждает то, что вы согласны с решением суда. Вопросы есть? У суда, у прокурора? Нет. Есть дополнения?
ЛВ: Я кратко постараюсь, уважаемый суд. Я еще раз хотел бы обратить внимание на принципиальные моменты. 17 октября я сдал подписные листы...
С: Нам хронология не нужна. Вы согласны с решением суда. Если у вас есть возражения относительно кассационной жалобы или представления, то вы нам скажите.
ЛВ: Да, у меня есть одно принципиальное возражение по поводу кассационной жалобы: главное, на что указывает ТИК, это на то, что сборщики и подписанты были моими сторонниками. Это утверждение мне кажется абсурдным. Неужели подписи в свою поддержку я должен собирать у своих противников? В судебном заседании было установлено, что все сборщики были волонтерами. Это были не бабушки, а молодые люди, работающие на высокооплачиваемых работах, мои коллеги. У меня около 200 сборщиков, каждый обошел по несколько знакомых, собрал несколько подписей и их принес.
С: Я ошибаюсь, или здесь люди говорили,что им заплатили какие-то денежки?
ЛВ: Нет. Все были волонтерами и мы специально в ходе судебного заседания это устанавливали. У нас уникальная ситуация, когда 1000 подписей собрана 150 сборщиками по друзьям и знакомым. Это не имеет коммерческого смысла. Поэтому заявление в кассационной жалобе о том, что их показаниям не стоит доверять, является на мой взгляд абсурдным. Спасибо.
С: Вопросов нет?
Прокурор: Я не поняла, было ли в судебном заседании представлено второе заключение экспертов из ООО.
ЛВ: Да, я прошу прощения. В судебном заседании было представлено и принято судом заключение специалистов, которые, ссылаясь на ту же книгу, что и эксперты Изотова и Шакирзянова, показали, что половина экспертизы — здесь я должен пояснить. Изотова и Шакирзянова забраковали подписи по двум основаниям: первое — даты внесены одной рукой (обращаю внимание, что даты, а не подписи, к которым претензий не было). Получается, мы сами портили нормальные подписи. При этом они выявили 39 групп , где по 2 даты внесены одной рукой, то есть, якобы 39 разных человек испортили по 2 хороших подписи. Второе основание — это координация. То есть, у человека разная координация при внесении даты и подписи, соответственно это не мог сделать один человек. Ссылаясь на ту же самую книгу, эксперты, заключение которых было принято в качестве доказательства и положено в основу решения, показали, что сравнивать цифровые и буквенные записи нельзя вообще, и тем более, в отношении возрастных людей. Например, у нас один свидетель показала и это есть в материалах дела, что она привыкла писать, например, 19 ноября 2011 года, а ее предупредили, что надо ставить дату в формате 19.11.2011, поэтому она старательно выводила каждую цифру, а потом размашисто ставила подпись.
Я хотел обратить внимание, что эту часть экспертизы суд отбросил, поскольку было заключение других экспертов.
И последнее замечание по поводу арифметики. Мы получили подписные листы на руки 3 ноября утром, 4-6 были праздники, а 7 ноября начался процесс. Мы не смогли привести в суд всех 66 человек свидетелей, чьи подписи забраковали, поскольку это был рабочий день. Мы смогли привлечь лишь 49 человек, либо они лично пришли в суд, либо были нотариально заверенные заявления о том, что даты были внесены собственноручно. Если заключение экспертов было опровергнуто 49 раз, то почему надо доверять оставшимся 17.


Окончание (выступления представителя ЦИК и прокуратуры) - в следующем посте.

Comments

И у нас Пирожков :-)
А Вас, Пирожков, я попрошу остаться...
Дочитал до места, где говорится о неком Кузнецове, который "собирал подписи на рабочем месте". Имеется в виду Саша Кузнецов? Он ничего не собирал.
Да, имеется в виду он, мы тоже не очень поняли, о чем тут вообще речь :)
Ну то есть собирал-то Антон Савин, как я понимаю, а Кузнецов подписывал (и его подпись забраковали), но в кассационной жалобе ТИК все как-то наоборот вышло.
понятно стало вот что: устным показаниям политических (!) и личных сторонников верить нельзя, пусть даже они безупречны; письменным, заверенным нотариально, - тоже нельзя. А вот путанным показаниям не-экспертов - можно. Ну просто хотя бы потому, что они никакие не сторонники.
Что ж... это система. Которую нужно менять.
"Борисова, Ксенофонтова. Дело слушается при секретаре судебного заседания Голубевой и прокуроре Генеральной прокуратуры Селяниной".

матриархат какой-то.
"Б: Что касается 12 показаний, то ТИК решила, как отражено в нашей жалобе, что все эти граждане так или иначе были заинтересованы в результате данного дела, поэтому мы не считаем их показания объективными. Тем не менее, свидетели пришли в суд и показали как один, что даты они поставили собственноручно".
.....................
это просто прекрасно )))))
"Что касается устных показаний сборщиков, то мы полагаем, что это ненадлежащее доказательство по делу, поскольку недействительными подписи признавались не в силу нарушения порядка заполнения подписных листов сборщиками подписей. Вопросов у экспертов и у комиссии к работе сборщиков подписей не возникло. Вопросы были относительно тех граф подписных листов, которые избиратель должен заполнить лично (дата и подпись)."

wtf?
Другими словами: "сборщик не может подтвердить правильность заполнения листов избирателем, ведь он не сам заполняет!"
Ну да. А если свидетель не совершал убийста, то его показания к делу отношения не имеют.
Дальше по речи еще красивее: "Также имели место случаи, когда данные в подписных листах, собранные этими сборщиками, признавались недействительными по другим основаниям, ..."

Так возникли к сборщика вопросы или нет??
экспетров надо сажать на кол вплоть до дисквалификации и привлечения к уголовной ответвенногсти за дачу ложных показаний - доказывать нелегитимность их экспертизы.
брать каждого подписавшего в присуитвии понятых и видиокамеры м нотариуса фиксировать показания о прставлении подписи.

2 сажать накол, - за отказ в принятии натариально завереных показаний - суд фактически говорит что наториальное заверение ничего не заверяет


3 сдаетсся мне (возможно ошибаюсь)- что верховный суд должен был отправить на пересмот в нижестоящую инстанцию, а не рассматривать по новой дело

4. Сикорская и Мостовщиков д.б. дисквалифицированы и уволены - основание - несоблюдение тиком норм законодательства.

если это удастся протолкать через касацию..
Добится от КПРФ отзыва Сикорской
Член избиркома с момента назначения перестаёт быть представителем партии и (как считается) отстаивает интересы закона. Для интересов партии есть член избиркома с совещательным голосом. Возможности отзыва членов избиркомов (Чурова в первую очередь) много лет добивается ЛДПР, но Дума эти инициативы дружно проваливает. У партии есть лишь возможность не переназначить члена избиркома на новый срок.
поециденты есть:
Первым вопросом повестки дня стало принятие решения о прекращении полномочий члена Избирательной комиссии Калининградской области с правом решающего голоса Константина Рожкова, представлявшего в комиссии политическую партию «Патриоты России». Основанием этому послужили три постановления и.о. мирового судьи 1 судебного участка Зеленоградского района Прокопьевой И.Г. от 15 октября 2010 года, три решения Зеленоградского районного суда от 16 декабря 2010 года, согласно которым К.С. Рожков привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 5.5 КоАП РФ за совершение им административных правонарушений.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 8 статьи 29 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» членом избирательной комиссии субъекта РФ не может быть лицо, подвергнутое в судебном порядке административному наказанию за нарушение законодательства о выборах и референдумах, - в течение одного года со дня вступления в законную силу решения (постановления) суда о назначении административного наказания. Решение было принято большинством голосов членов комиссии.
ЛВ10

May 2015

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com