Леонид Волков (leonwolf) wrote,
Леонид Волков
leonwolf

Category:

К казусу Марцинкевича

Не писал бы, чтобы не раздувать всю историю (ее организаторам только того и надо), но оказалось, когда стал думать, что эта история - отличный повод для того, чтобы проговорить некоторые важные организационные вещи про работу ЦВК в частности и организацию выборов в целом. 

Сначала - два важнейших методологических замечания. 
Замечание 1. Удивительно многие люди не понимают базовых принципов, на которых организованы наши выборы, и работает ЦВК. Я здесь о людях, которые начинают тыкать в пункты регламентов, и обсуждать - нарушил Марцинкевич пункт 1.1. или нет, и можно ли применять к нему пункт 2.6. или нет. 
Люди, ау! Даже в идеально выверенных юридических документах, которые отрабатывались столетиями, есть неточности, неоднозначности, и места, допускающие разные толкования. Поэтому существуют суды, юристы, и все такое прочее. Что же можно говорить о документах ЦВК, которым месяц от роду? Никто никогда не обещал, что они будут идеальными. Никто никогда не собирался устраивать вокруг них юридические разборки, с тыканьем в пункты и лингвистическими экспертизами имени Дитмара Эльяшевича Розенталя. Наши документы - это декларация намерений, некоторые общие, не слишком детализированные, направляющие линии. 
Читайте самый главный наш документ - "Положение о выборах" - и самый главный его раздел, который называется "Основные принципы". Там черным по белому написано главное:
  2.3. «Минимум формализации, максимум здравого смысла». ЦВК исходит из того, что невозможно регламентировать все аспекты выборов в краткие сроки и планирует рассматривать все возникающие вопросы по ходу их поступления, исходя из цели проведения выборов и опираясь на здравый смысл.

Вот именно так и работает наша маленькая избирательная комиссия: у нас есть 7 членов ЦВК, у каждого есть своя голова на плечах, и мы обсуждаем все возникающие вопросы (общий объем переписки в почте ЦВК - свыше 2000 писем), опираясь на здравый смысл и на цели проведения выборов. И никак иначе. 
ЦВК - это коллегиальный орган, который принимает все свои решения путем обсуждения и голосования. Точка. 
Применяя методологическое замечание №1 к казусу Марцинкевича: понятно, что у нас были все основания его регистрировать, и есть, чем это формально мотивировать, и понятно, что у нас были все основания ему отказывать, и есть, чем это формально мотивировать. (Так всегда бывает и в суде: суд рассматривает аргументы сторон, принимает то или иное решение, а потом выстраивает под него мотивировочную часть, используя для нее те нормы закона, прецеденты, пленумы и т.д., которые релевантны для принятого судом решения, и не используя те, которые нерелевантны). И ЦВК, рассматривая вопрос о регистрации Марцинкевича, изучал обстоятельства дела по существу, а не жонглировал формальными моментами. 
У нас вообще комиссия работает не формально, в этом-то и заключается ее отличие от чуровского ЦИКа. Прислал кандидат не ту фотографию, зачислил он деньги по неправильным реквизитам, не заполнил какие-то обязательные поля - мы не отказываем ему, а связываемся, объясняем в чем дело, отвечаем на вопросы, помогаем пройти регистрацию до конца. (Так, кстати, и с Марцинкевичем: в той форме, которую он послал исходно, вместо копии платежки была фотография свастики. Можно было просто отказать формально, но мы так не делаем - я ему звонил, просил откорректировать форму и выслать правильную, что он в итоге и сделал). 

Замечание 2. Удивительно многие люди полагают, что в каждой ситуации есть "правильное решение" и "неправильное решение". И что они-то знают, какое правильное. (Здесь они подобны судьям из предыдущего абзаца: выстраивая свою аргументацию, они сознательно подбирают только аргументы в пользу правильности своей точки зрения, старательно закрывая глаза на все остальные). 
Люди, ау! Жизненные ситуации - это не задачки из учебника математики за 6-й класс! В жизни мы постоянно сталкиваемся с ситуациями, когда хорошего решения просто нет, когда "оба хуже". (Кстати, и наоборот. Бывают часто ситуации, когда оба решения хороши, а люди, вместо того, чтобы поступить как угодно, тратят месячные запасы пены из рта на то, чтобы выяснить отношения и убедить друг друга в том, что надо выбрать именно такой вариант, а не другой). В российской политике, да еще и оппозиционной, такое бывает сплошь и рядом. Страна в глубочайшей заднице, а люди все ищут и ищут и ищут выхода, волшебную пулю, которая одним махом решит все проблемы. Щас, ага. Все будет плохо; нет никаких предпосылок к тому, чтобы было хорошо - речь идет о том, чтобы различить оттенки черного и/или чтобы минимизировать время, в течение которого будет плохо, но не более того. 
Применяя методологическое замечание №2 к казусу Марцинкевича: нас никто не ловил ни в какую ловушку и мы не велись ни на какую провокацию, возникновение подобной ситуации было запрограммировано изначально, мы об этом прекрасно знали, и ситуацию эту ждали, и предотвратить ее было никак нельзя. Просто, исходно у нас мало ресурсов, уязвимые позиции, и вся конструкция выборов держится на весьма хрупком фундаменте; наш сильный противник прекрасно знает об этом, и мы прекрасно знали, что он знает, и будет бить. Тут только одно - держаться, терпеть, и делать свое дело. 

Вот, навскидку, очевидные минусы каждого варианта (очевидные как нам, так и тем, кто подпустил нам Марцинкевича): 
1) Мы не регистрируем Марцинкевича. 
- Получаем адские вопли на тему "вот они, демократические выборы, чем вы лучше Чурова, читайте ваш регламент"; 
- От нас отворачивается часть избирателей (часть радикальных либералов, для которых принципы выше всего остального, и часть радикальных националистов, которым декларируемая идеология Марцинкевича близка);  
- Кремлевцы получают отличный повод для медийной атаки на нас ("демократы такие демократы"), и тут же расчехляют все копромёты;
- Мы сами чувствуем себя крайне некомфортно, например потому, что сами приводили Марцинкевича в качестве примера кандидата, которого мы, конечно, зарегистрируем, если он выдвинется (http://leonwolf.livejournal.com/416847.html). 

2) Мы регистрируем Марцинкевича. 
- Получаем адские вопли на тему "он же фашист, вне закона, мы живем в стране, победившей Гитлера"; 
- От нас отворачивается часть избирателей (часть умеренных либералов, для которых Марцинкевич за гранью добра и зла, и часть умеренных националистов, которые считают его одной из главных угроз для своего движения); 
- Кремлевцы получают отличный повод для медийной атаки на нас ("выборы в КС - одни фашисты"), и тут же расчехляют все копромёты; 
- От участия в выборах заведомо отказываются многие потенциальные и уже зарегистрированные кандидаты, которым сама идея оказаться в одном списке с Марцинкевичем кажется совершенно неприемлемой; 
- В том случае, если Марцинкевич будет избран в состав КС (а было понятно, что нашисты приложат к этому все усилия), то КС, скорее всего, даже ни разу не соберется на свое заседание, то есть все многомесячные усилия многих людей обернутся ничем.  

Вот так обстояли дела на тот момент, когда в ЦВК поступила заявка кандидата Марцинкевича. 

Теперь о том, что произошло. 
1. Предметом обсуждения в ЦВК не были политические взгляды Марцинкевича, как не были предметом обсуждения и политические взгляды других кандидатов. Нас интересовало одно - можно ли считать доказанным, что он не разделяет цели и ценности протестного движения. 
2. Подчеркиваю: у нас есть полное единодушие в ЦВК в том, что целей и ценностей протестного движения Марцинкевич не разделяет, и никаким оппозиционером не является. Он публично и многократно заявлял о необходимости "разогнать Болотную", несколько раз пытался сорвать проведение оргкомитета, однажды пытался сорвать митинг. Информационная волна вокруг "выдвижения Марцинкевича в КС" целиком и полностью велась прокремлевским таблоидом LifeNews и другими входящими в медиахолдинг отца и сына Габреляновых медиа, аккаунт Марцинкевича на сайте ЦВК был зарегистрирован с электронного адреса 8584398@gmail.com, который был засвечен в зимнем "сливе почты нашистов" и принадлежит активистке движения НАШИ Виктории Чухрай; она же со своего банковского счета делала и перечисление оргвзноса за Марцинкевича. Наконец, есть однозначная позиция националистической курии Оргкомитета - они написали нам несколько больших и обстоятельных писем, в которых с ссылками на факты доказывают, что Марцинкевич - провокатор, сотрудничает с властями, и т.д., и т.п. (По этим основаниям курия националистов отказала Марцинкевичу в регистрации по своему списку - в своей заявке изначально он хотел идти именно по списку курии). 
3. Итак, повторюсь: в ЦВК есть единодушная позиция относительно того, что Марцинкевич - специально засланный к нам провокатор, не имеющий никакого отношения к протестному движению. Дискуссии об этом не шло. Дискуссия шла только о том, можно ли считать это доказанным. Ведь теоретически мы должны руководствоваться презумпцией невиновности, и исходить из того, что мало ли что могло случиться - человек мог передумать! измениться! неделю назад поверить в ценности протестного движения и стать его ярым сторонником! 
4. Каждый член ЦВК при итоговом голосовании именно из этого и исходил. И еще, конечно, из своего здравого смысла, из своего понимания ситуации, из понимания о том, как будет нанесен минимальный ущерб нашим выборам - анализируя и сопоставляя минусы каждого из вариантов. 
5. В итоге, три члена ЦВК (Леонид Волков, Василий Вайсенберг, Григорий Мелконьянц) проголосовали "за" регистрацию Марцинкевича, четыре члена ЦВК (Юлия Дрогова, Елена Денежкина, Денис Юдин, Александр Иванов) проголосовали "против" регистрации Марцинкевича. Таким образом, было принято решение об отказе в регистрации, и далее уже единогласно была утверждена формулировка этого решения. Как и предполагает порядок работы коллегиального органа, те его члены, которые остались в меньшинстве при голосовании, получили возможность высказать особое мнение - Василий Вайсенберг сделал это на сайте ЦВК (под текстом решения), я это делаю в этом посте. 
6. Все это - нормальная и правильная практика демократичной и прозрачной работы коллегиального органа, занимающегося организацией избирательного процесса. ЦВК показал себя в этой истории очень зрелым и вдумчивым, обсуждение шло на отличном уровне. В целом, всю эту историю я лично расцениваю как стандарт следования демократическим процедурам, победу здравого смысла над провокацией, как пример той самой трудности, от которой мы только крепчаем. (При этом, если бы голосование закончилось, например, со счетом 4:3 в другую сторону, то этот абзац не изменился бы). 

Личная позиция. 
Прекрасно осознавая и то, что Марцинкевич является провокатором, и то, что его регистрация сопряжена, скорее всего, с большим количеством негативных последствий, чем отказ в регистрации (например, сейчас информационная волна побурлит пару дней и затухнет, а так бы он давал информационные поводы в течение всех оставшихся до выборов дней), я голосовал за его регистрацию руководствуясь, прежде всего, глубокой верой в созданную нами систему голосований.
Я уверен на 100%, что система достаточно защищена от ботов, накруток и прочих видов фрода; 
Я уверен на 100%, что нашистов не так много, как принято думать, и что это очень плохо управляемое стадо, которое невозможно организовать на интеллектуальную деятельность типа массового "правильного" участия в выборах; 
Я уверен на 100%, что голосование на выборах в Координационный совет будет очень массовым, и на этом фоне любое организованное голосование за Марцинкевича оказалось бы незаметным, и никаких шансов на избрание у него не было бы. 
Таким образом, не было бы никаких накруток, подобно тем, что имели место при нашумевшем голосовании в декабре, когда Марцинкевич якобы занял второе место. И, следовательно, ущерб от участия Марцинкевича в выборах был бы меньше, чем ущерб от отказа ему в регистрации. 
Тем не менее, я полностью понимаю позицию коллег по ЦВК, которые решили иначе. Моя роль - роль архитектора, который обязан стоять под построенным им мостом в момент проведения первых нагрузочных испытаний, но они стоять там же не обязаны, и не обязаны разделять мою стопроцентную уверенность в том, что никаких шансов на победу на честных выборах у Марцинкевича нет. Я понимаю логику о том, что прохождение заведомого провокатора в Координационный совет оппозиции - в орган, который по определению должен состоять из близких по целям людей - обессмыслит всю нашу работу. 

Ну и, наконец, пара слов о том, почему никакой трагедии нет. 
Сейчас все кремлевские ресурсы будут пытаться раздуть скандал вокруг этой ситуации. Сделать тему Марцинкевича главной темой выборов в КС. У них, однако, ничего не получится - в выборах будет участвовать больше сотни интересных и очень разных кандидатов, которые будут вести свои агитационные кампании, создавать различные информационные поводы.  Сейчас многие увлечены этой темой. Расслабтесь! Выборы только начинаются, будет много чего интересного, и вам самим будет смешно, что вы всерьез соотносили вопрос об успехе/неуспехе огромного проекта под названием "Выборы в координационный совет российской оппозиции" с ничтожным вопросом о регистрации/нерегистрации одного придурковатого нациста-нашиста. Эту тему мы проехали, и давайте больше к ней не возвращаться. 
Они ударили по слабому месту, мы приняли неизбежный удар, отдышались, работаем дальше. Копим силы, чтобы ответить. Когда-нибудь - скоро - ответим. 


... А вообще, то что власть использует в качестве своего агента человека, который в телефонном разговоре с незнакомым человеком при прощании говорит "Восемь Восемь!" - ну, это многое говорит об этой власти (и о том, сколько ей осталось). 

Tags: Гражданские выборы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 332 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →