Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

ЛВ10

Инструкция

Брошюра была отпечатана на дорогой бумаге и вкусно пахла. Иван Матвеевич оставил пухлый конверт с грифом правительственной почты на закуску — не так уж часто до главы администрации Нижнемойвинска доходили такие конверты — и был доволен собой: тут, кажется, и впрямь что-то интересное. Начало февраля, бюджетные баталии и унизительные поездки в область на трансфертные комиссии далеко позади, отопительный сезон проходит спокойно, крупные конкурсы будут играться еще нескоро — в администрации царило благостное затишье, почты было совсем немного, и Иван Матвеевич предвкушал содержательное, размеренное, приятное чтение.

В последний раз в таком конверте он получал отпечатанную небольшим тиражом речь Президента; Иван Матвеевич, конечно, смотрел ее по телевизору в прямом эфире, но на финской бумаге каждое слово выглядело еще весомее, еще взвешеннее. Президент говорил о достижениях страны, о новых рубежах и о сильной, сплоченной команде, которая делает любые задачи посильными. Иван Матвеевич читал эти слова про себя, они отдавались у него в голове знакомым, несильным, уверенным голосом Президента, а потом он перевернул брошюру и увидел на последней странице тираж — 5000 экземпляров — и его сердце забилось чаще. Он вдруг понял, о какой команде говорит Президент: вот же он, возглавляет небольшой райцентр в Среднеуральской области, хлебзавод, леспромхоз, железнодорожная станция, а все-таки он один из пяти тысяч ближайших соратников Президента; не так мало по всей России таких райцентров, да не так уж и много — и вот вместе с губернаторами и мэрами, руководителями федеральных ведомств, региональными министрами, ключевыми силовиками, ну кто там еще может быть в числе получателей книжечки с речью — вот их всего-то пять тысяч человек, не так уж и много, они — одна команда, и он, пусть на своем скромном посту, тоже часть этой команды.

«Инструкция по первоочередным действиям для лиц, занимавших государственные или муниципальные должности, изобличенных в совершении преступлений коррупционной направленности и подлежащих народному суду»

В названии брошюры Ивану Матвеевичу почудилось что-то странное, а в целом буквы сливались в непонятную, но привычную бюрократическую вязь, и он открыл первую страницу (брошюра очень приятно лежала в руке), чтобы скорее добраться до сути. Буквы по-прежнему не выстраивались в понятные слова, наконец взгляд выхватил что-то совсем странное:

«В октябре 2009 года Парамонов Иван Матвеевич, находясь в должности Главы администрации муниципального образования «город Нижнемойвинск», организуя конкурс на капитальный ремонт здания гимназии №4 с углубленным изучением английского языка, создал видимость конкуренции между двумя фирмами-подрядчиками, контролируемыми его шурином, Микрюковым Сергеем Станиславовичем, 15.04.1958 г.р., благодаря чему смета на капитальный ремонт была завышена на 120 млн. рублей. Незаконно полученные средства Парамонов и Микрюков поделили пополам, свою долю Парамонов направил на приобретение четырехкомнатной квартиры площадью 145 кв.м. в Исетске в элитном жилом комплексе «Сапфир», оформив квартиру на супругу Парамонову Надежду Станиславовну 26.06.1961 г.р.»

И в этот момент зазвонил телефон.

— Матвеич, как твое ничего? - мэр соседнего Краснопутейска, Петя Трифонов, хотя и был значительно моложе, всегда говорил с коллегами несколько залихватски. Ему это сходило с рук, Петя слыл неформалом. Он оставался беспартийным, а в мэры избрался вовсе от «Партии пенсионеров», построив свою кампанию на критике предшественника из партии власти. Предшественник был в постоянном конфликте с градообразующим предприятием, «Уралгазтранзитом», и, в конечном итоге, прямо перед выборами без отопления остались два детских садика, которые мэрия и «Уралгазтранзит» постоянно перекидывали друг другу на баланс. Петя напечатал листовки «Трифон детей в беде не бросит», и теперь был весь в шоколаде: «Уралгазтранзит» неплохо пополнял бюджет Краснопутейска, и на фоне соседей молодой мэр по всем показателям выглядел передовиком; этим, а не оппозиционностью, скорее и объяснялся его небрежный тон, но сегодня за привычной легкостью слов слышалась некоторая напряженность.
— Нормально, а что случилось? — отозвался Парамонов.
— Да ничего, так просто звоню, — сказал Трифонов, а потом решился — хотя, Иван, скажи, ты никаких необычных писем сегодня не получал?

«То есть мне это все не привиделось», — подумал Иван Матвеевич, и машинально перелистнул страницу.

«В марте 2013 года Парамонов Иван Матвеевич, пользуясь правом нормотворческой инициативы, предоставленной Главе администрации муниципального образования «город Нижнемойвинск» Уставом муниципального образования, внес на рассмотрение Городской Думы муниципального образования «город Нижнемойвинск» проект нормативного акта о снижении ставки земельного налога для земельных участков, занимаемых торговыми и складскими помещениями ООО «Стройбаза» с 0.8% до 0.05% от кадастровой стоимости земель в год. При этом Парамонов оказывал давление на ряд депутатов Городской Думы, а также умолчал о том факте, что номинальным собственником 100% доли в ООО «Стройбаза» является его любовница Кривоножко Анжела Сергеевна, 10.09.1977 г.р., а фактическое руководство деятельностью ООО осуществляет он сам. В результате принятия указанного нормативного акта, бюджету муниципального образования «город Нижнемойвинск» был в 2013-14 годах нанесен ущерб в сумме свыше 26 млн. рублей, частично направленных Парамоновым на приобретение для Кривоножко автомобиля Audi Q7 в максимальной комплектации».

«Да каких 26 миллионов, какого хрена вообще?» — вскипел Иван Матвеевич, — «все равно надо было налог снижать, иначе федеральные сети бы вытеснили, а на Стройбазе у нас леспромхоз нормально пиловочник продает, а так бы хуй, и Анжелка при деле опять же, работает. Нет, блядь, сначала на учебе говорят про поддержку местного малого бизнеса, а потом такое присылают» - подумал он, и недоверчиво оглядел конверт; гриф «правительственное» с него никуда не исчез.

— Матвеич, алё, ты меня слышишь? — прорвался через звон в голове голос Пети из телефонной трубки.
— Да слышу, слышу... — ответил Парамонов, и, промедлив еще пару секунд, проговорил — ...пришла тут, блядь, хуета какая-то, читаю, но ничего не пойму. Это ты прикалываешься, что ли, Трифон? (Последняя мысль мелькнула в голове спасительным лучиком; опять же, про Анжелу Петька знал, хотя, впрочем, кто не знал-то).
— Если бы! Мне пришло, и Томилину из Канайска, и Днепрову из Лозового — да всем, кому позвонить успел. Всем и каждому. Ты до конца-то дочитал? Что думаешь делать?

Иван Матвеевич быстро пролистал страниц двенадцать, чтобы оказаться в конце брошюры.

«В связи с вышеизложенным, предписываем Парамонову Ивану Матвеевичу в течение трех дней с момента получения настоящей инструкции сложить полномочия мэра муниципального образования «город Нижнемойвинск», и прибыть в расположение народного суда по адресу город Исетск, улица 1 мая, дом 76, подъезд 11, для прохождения процедур легализации преступно нажитого имущества и люстрации.
Сообщаем, что в связи с умеренным размером нанесенного ущерба, народный суд полагает возможным вынесение решения о легализации без отбытия тюремного заключения и полной конфискации имущества, при условии уплаты налога на легализацию имущества, приобретенного коррупционным путем, по льготной ставке 80% (муниципальные служащие, занимавшие выборную должность, не совершившие преступлений против личности), с последующей люстрацией, то есть запретом занимать любые государственные и муниципальные должности сроком на 10 лет.
Отмечаем, что в соответствии с положением об упрощенном порядке рассмотрения дел о преступлениях коррупционной направленности, лицо, занимавшее государственную или мунипальную должность и изобличенное в совершении преступлений коррупционной направленности, теряет право на рассмотрение дела в упрощенном порядке и легализацию имущества путем уплаты налога в любом из следующих случаев:

нарушение предписанных сроков явки в народный суд,
неисполнение иных указаний народного суда,
совершение попыток укрыть, перерегистрировать, уничтожить незаконно приобретенное имущество,
совершение попытки выезда за пределы Российской Федерации.
Вышеизложенные положения относятся также к членам семьи и иным близким людям лица, изобличенного в совершении преступлений коррупционной направленности, участвовавших в схемах по легализации незаконно приобретенного имущества».


Далее шли еще номера телефонов для справок, адреса электронной почты, часы работы народного суда и даже симпатичная карта проезда.

— Ого, круто тебе, у тебя восемьдесят процентов всего, и без лишения свободы — сказал Трифонов, — а у меня даже по льготному порядку девяносто пять процентов и принудительные работы шесть месяцев, блядь.

Иван Матвеевич понял, что читал последние абзацы вслух.

— А почему у тебя девяносто пять процентов, а у меня восемьдесят, ты ж недавно совсем мэр, когда успел? — машинально спросил он.
— Да, блядь, у тебя категория «не совершившие преступления против личности», там не важно сколько эпизодов, все равно льготная ставка восемьдесят процентов, ты инструкцию-то читал, там все подробно расписано?
— А у тебя? — Иван Матвеевич пропустил мимо ушей вопрос.
— Да у меня чё, — вздохнул Трифонов, — у меня не получается, у нас тут один коммерс борзый по межеванию выебывался очень осенью, пришлось его немного проучить, так, не особо, телесные средней тяжести, ну и потом ему еще машину сожгли, когда он в полицию заявил, дурень. Менты, главное, сами и сожгли, ну ты знаешь, мы ж с моим начальником УВД на охоту ездим — и он тоже теперь на девяносто пять процентов и принудительные работы попал, злится на меня теперь.
— Да постой, постой, это вообще-то что за хуйня? Что все это означает? Откуда эти инструкции-то? — Парамонов сам не заметил, как начал орать в голос.
— Не знаю, Матвеич. И никто не знает. Все сидят, охуевают и репу чешут. Ты у нас вроде как самый опытный в округе, может надумаешь что?

Парамонов задумался.
— Трифон, слышь, а звонить по этим телефонам пробовали?
— Днепров звонил, говорит, там девушка отвечает, вежливая, строгая: мол, «какой конкретно пункт инструкции вам непонятен», как с ней разговаривать-то... А Томилин говорит, ему там вообще неправильно все насчитали, он не при делах, там первый зам у него вроде на всей теме по конкурсам, звонил им и ругался, но там только «приезжайте, поднимем бумаги, разберемся».
— Ну а в область звонили?
— Ну дак первым делом же, через их экспедицию же пришло. Но там никто трубку не берет, ни в секторе по работе с муниципальными образованиями, ни в орготделе, ни в аппарате вице-губернатора. Я не удивлюсь, если эти пидоры областные первые все побросали и уже в очереди в этот сраный суд стоят, это нам туда ж блядь сутки ехать, а они то что, в своем Исетске, встали, вышли да пошли, льготы вымаливают.
— Ну хорошо, а в эфэсбэ?
— Матвеич, не тупи. Давай им сам звони, и еще отксерь эту бумажку и факсом им сначала отправь. Ты в своем уме? Это, скорее, фейсы нам всем привет и прислали, ну или следственный комитет какой, хер их сейчас всех разберешь.
— Блядь, а что делать-то?
— Да я сам не знаю! Думаю, съездить туда, пока три дня не вышли, посмотреть, что и чего и как. Ну в конце-то концов, если по-серьезному все, ну девяносто пять отдам, ну пять-то процентов останется, молодой еще, руки-ноги целы, все не с нуля начинать. Съезжу, посмотрю, не откладывая. Знаю, и Томилин собирается, и этот, как его, армянин с Новоивановки, у него там вроде родственник какой-то в этом народном суде. Авось, обойдется...
— Петя, да постой, ты чего! Куда ты поедешь! Это ж какая-то провокация! Областного масштаба, а может и государственного! Это ж на сколько людей поклеп возвели, и так постарались еще! Это ж враги орудуют, не иначе, настоящие вредители! Петь, слушай, это надо Президенту звонить, Президенту! Враг задумал нас сбить с толку, если мы все с должностей уйдем, а сейчас февраль, отопительный сезон, люди-то без нас как, а тут-то он и раз! И чего! Это же по всей команде удар, а через нее и по Президенту, получается! А мы же все для него, мы с ним вместе! Мы с ним, а он с нами, одна команда!

В трубке послышались короткие гудки, а перед ними — по крайней мере так послышалось Ивану Матвеевичу — рев дизеля, шипение покрышек знаменитого на всю округу трифоновского джипа.
ЛВ10

Счастье проголосовать

Женя, старший сын Тамары учится в аспирантуре в университете Люксембурга, младший сын Кристи - студент в Яссах, в Румынии.
Тамара из Молдавии, из маленького райцентра около румынской границы (впрочем, в Молдавии почти все города небольшие и почти все около румынской границы), у нее есть второе румынское гражданство (как и у очень многих ее соотечественников), поэтому ей не надо получать никаких разрешений на работу в Евросоюзе и нет никаких проблем с перемещением через его границы. (Впрочем, свой родной молдавский она считает самостоятельным языком, и вхождение Молдавии в Румынию не приветствовала бы - при том, что, по ее словам, оно фактически уже случилось; так, она мне рассказывала, что глав районных администраций нередко вызывают на учебу и на совещания в Бухарест).

Тамара свободно говорит по-русски и чудесно готовит, помогает нам по хозяйству и с детьми. Мы вчера ужинали в ресторане и немного задержались, Тамара уложила детей спать, но уже не успевала на свой автобус, и я повез ее домой. Завтра в Молдавии парламентские выборы, я на днях прочел про них интересную статью в "Коммерсант-Власти", и, конечно, мне было интересно Тамару порасспрашивать.

- Тамара, а вы следите за молдавской политикой?
- Конечно слежу, и очень переживаю!
- А если бы были в Молдавии, вы бы пошли на выборы?
- Да, конечно, и очень плохо, что не могу пойти сейчас и поддержать своего кандидата...
- А есть партия, за которую вы хотите проголосовать?
- Да, я поддерживаю XXX, мой муж с ним работал, он очень хороший человек, у него есть партия YYY, вот за них очень хочу проголосовать
- А почему не пойдете в посольство?
- В Люксембурге нет молдавского посольства, надо ехать в Брюссель...
... пауза, и через пару минут:
- Точно, уговорю Женю и съездим с ним в воскресенье в Брюссель, это не так уж дорого. Какое счастье, что я смогу проголосовать!

***

Спросил еще про Ренато Усатого:
- Как вы к нему относитесь, как люди относятся?
- Мы не знаем, чем он занимается там в Москве и откуда у него деньги, но нам нравится, что он вкладывает много в Молдавию; даже в нашем маленьком городке все время проводит концерты, вот Софию Ротару привозил...
- И вы были бы бы готовы за него проголосовать?
- Нет, нет, ни в коем случае, это хорошо, что он вкладывает деньги, но ведь мы совсем его не знаем, как политика, какие у него реальные политические взгляды, как же можно за него голосовать?
ЛВ10

На это надо пять минут #askyvesrocher

Моя школа по месту жительства - это 37-я школа, единственная тогда в Свердловске с углубленным изучением немецкого языка.
С первого по девятый класс, пока я учился в тридцать седьмой, я учил немецкий, кажется, пять раз в неделю.
В пятом классе у меня появился друг по переписке, Клаус Ханзельманн, мой ровесник из маленького городка Кальв в Баден-Вюртемберге. Раз в месяц я писал ему письма о том, как идут дела, и он писал мне письма о том, как идут дела. Это было очень мило. (У меня от этого становился лучше немецкий, а зачем это надо было Клаусу я не очень знаю; надо его спросить, кстати).

Лично я Клауса последний раз видел в 2011 году, на пару часов заезжали в Кальв проездом во время отпуска; а до того, наверное, лет десять назад, а то и больше. Но он у меня есть, конечно, на Фейсбуке в друзьях. Сейчас залез в историю переписки и обнаружил, что на Фейсбуке мы с ним переписывались один раз в жизни: Клаус спросил меня, что я думаю о водке "Русский Стандарт", стоит ли ее покупать.

Это ни капли не помешало мне сейчас отправить ему ссылку на сайт AskYvesRocher.Com, попросить почитать обращение и петицию и показать жене, француженке.
Это не заняло и пяти минут.

Вспомните о своих старых друзьях, случайных знакомых и деловых партнерах.
Написать письмо европейцу и попросить его подписать нашу петицию проще, чем вам может показаться.

ЛВ10

Бытовое: школа

В Люксембурге школа обязательна для посещения начиная с четырех лет, поэтому Бориска сразу после нашего переезда попал в оборот.
Конечно, это та еще школа - по-французски она называется Ecole Prescolaire, т.е. "дошкольная школа", а по-немецки - Spielschule, т.е. "игровая школа" - но и не садик все равно уже.

Все строго: каждый день надо прийти в 7.50 утра, в 8.00 начинаются занятия (а в 8.10 двери школы закрываются, и просто так уже не зайдешь). Занятия заключаются на 80% в том, что дети, под присмотром учительницы, играют в развивающие игры, но есть и обязательные, проходящие по расписанию, уроки. Раз в неделю - арифметика, раз в неделю - физкультура, раз в две недели - батут (детей ведут в специальный зал типа игровой комнаты в Икее и дают напрыгаться до одури на большом надувном батуте), раз в неделю - люксембуржский, плюс рисование, аппликация, ну и т.д. Каждый день, с понедельника по пятницу, школьники-дошкольники занимаются с 8.00 до 11.30 (в это время входит еще и прогулка), а по понедельникам, средам и пятницам еще и с 14.00 до 16.00. На промежуточное время некоторых забирают домой (и там кормят), большинство же идет в maison relais, т.е. "на продленку", и проводит время там. В maison relais, в отличие от школы, есть столовая, и детей там кормят. Школа полностью бесплатная, а продленка платная, но активно субсидируется - в зависимости от уровня доходов семьи родители платят от 0 до 50% стоимости пребывания, и только если в неделю ребенок проводит на продленке больше 24 часов, речь начинает идти об оплате 100% стоимости часа (это 7.5 евро).

Язык "дошкольной школы" - люксембуржский. Вообще, языковая ситуация в этой небольшой стране удивительно необычная и запутанная. По использованию в быту частотность языков выглядит так: люксембуржский, французский, португальский (16% населения страны - этнические португальцы, следствие принятых в 1970 году законов, которые сделали очень простой эмиграцию из подыхающей салазаровской Португалии в Люксембург), и лишь на четвертом месте - немецкий. При этом люксембуржский, французский и немецкий являются равноправными официальными языками, и большая часть населения страны - естественные трилингвы. Немецкий - основной язык газет и деловой переписки. Французский - язык объявлений, нормативных актов, информационных табличек. Люксембуржский - разговорный язык, но пишут на нем гораздо меньше (и многие не умеют писать по-люксембуржски). Отдельная очень интересная тема - как так и почему так исторически сложилось, но об этом в другой раз.

Достигается же трилингвальность именно школьной системой: в первых классах начальной школе все занятия будут идти по-немецки (то есть именно не уроки немецкого будут, а на всех уроках учителя будут преподавать по-немецки), а позже, кажется в 3-м и 4-м классе - по-французски. К этому надо добавить традиционно очень высокий для европейских стран уровень школьного преподавания английского, и не удивляться тому, что уже старшеклассники-бебиситтеры указывают в своих анкетах свободное владение четырьмя языками, ни капли не кривя душой.

Люксембург - маленькая европейская страна. "Маленький", среди прочего, означает доступность органов власти, а "европейский" - забюрократизированность. Казалось бы, одно противоречит другому, но в Люксембурге это все мило и забавно сочетается. Вот, например - поскольку посещение школы является обязательным, то даже четырехлетний ребенок не может пропустить день просто так - родители должны уведомить учительницу, написав ей email. Если ребенок пропускает более одного дня, нужна уже справка от врача. Если три дня и более - нужно написать email директору школы. А если пять дней подряд или 15 дней суммарно в течение учебного года - то в министерство образования! Причем, теоретически, без весомой уважительной причины могут и не разрешить.

Учебный год разбит на триместры летними, рождественскими и пасхальными каникулами. Летние каникулы - два месяца, пасхальные и рождественские - по две недели. Посередине каждого триместра еще одна неделя отдыха, таким образом всего за год у детей каникулы шесть раз, и суммарное время отдыха даже чуть больше, чем в российских школах, но по году эти дни распределены более равномерно. Дополнительных выходных - государственных праздников - мало, и нет практики "переносов", то есть если праздник выпал на выходной день - то всё, так тому и быть.

Люксембург - страна экспатов, этнические люксембуржцы составляют в ней меньшинство (примерно 240 тысяч человек из 520 тысяч населения), и школы (а Боря ходит в самую обычную школу по месту жительства, она у нас в трехстах метрах от дома) очень настроены на интеграцию мультиэтнической детворы в единый культурный контекст. Пока, за первые месяцы, не увидел никаких проблем при взаимодействии детей всех языков и цветов кожи, хотя включаться в школьный процесс в середине учебного года Боре все равно очень непросто: у него в классе из 17 детей только трое "настоящие люксембуржцы", но после детского садика и первых школьных месяцев все уже по языку выровнялись, а ему надо догонять с нуля. Пока что он выучил только несколько слов, и осознание их происходит непросто: "куйтка по-люксембуйски - это йакет, навейное потому что в ней йайко!"
(Все как у классика:
Рубашки здесь называются «шойртс». Я спрашиваю моего брата Элю, откуда взялось такое слово, но он не знает. Пиня говорит ему, что он и многих других слов не знает. На это Эля отвечает, что корень других слов ему понятен. Тогда Пиня спрашивает:
— Откуда берется слово «бучер»? И почему «бучер» — это мясник?
— Потому, — отвечает Эля, — что мясник расчебучивает тушу на куски…
).

Но ничего страшного: учительница говорит, что процесс обычно занимает где-то полгода.

Семь утра ровно: пока вставать и собираться в школу. 
ЛВ10

Революция и история

В связи с событиями в Киеве все вспоминают про революции, и мы тут недавно вспоминали.
В контексте недавнего обсуждения концепции нового "единого учебника истории", где, в частности, предлагается объединить Февральскую и Октябрьскую революции, с точки зрения рассказа для школьников, в одно историческое событие - "Великую Российскую революцию", или что-то такое. Ну и все это обсуждают и осуждают.
Я новый единый учебник истории не читал, но не осуждаю. По крайней мере за это.

По-моему, это очень правильно и естественно, что по мере удаления от объекта наблюдения сливаются мелкие детали, зато нагляднее становится общая картина. С точки зрения исторической перспективы, в 1917-м году была, конечно, одна революция - ведь события Октября были вполне предопределены Февралем. Нас же не смущает, что четырехлетняя запутанная круговерть событий 1789-1793 гг. называется "Великой Французской революцией"?

И я думаю, что в обозримом будущем в учебниках истории (может быть, уже у наших внуков?) мы увидим не только одну революцию, но и одну мировую войну, Великую Войну XX века, 1914-1945 (и не посчитать ли сюда еще и Корею с Вьетнамом?). И тоже не вижу в этом ничего страшного. Наоборот, ну никак нельзя же рассматривать Мюнхен-1938 в отрыве от Версаля-1919; в маленьких люксембуржских, бельгийских и французских городках, - где часто за память о двух войнах отвечает один и тот же скромный обелиск на центральной площади, даже с одними и теми же фамилиями (отцов и детей), - это понимаешь как никогда ярко. Пользуясь той же аналогией, что абзацем выше: нас же не смущает "Столетняя война 1337-1453"?

А вот что останется, наверное, в учебниках истории (что мне бы хотелось, чтобы осталось) - так это то, что история, которую изучают в наших школах, есть история Европы. (Это ли не одно из самых ярких доказательств того, что Россия - часть именно европейской цивилизации?). По мере того, как мы относим наш направленный в прошлое бинокль на всё большее расстояние, мелкие детали слипаются и это нормально - но мы просто смотрим на Европу и на все остальные части суши в бинокли с исходно совершенно разной оптической силой. Когда-то, когда ЖЖшечка еще была в соку, ходил, помните, текст о том, как выглядела бы история Европы, если бы наш школьный курс смотрел на нее также, как на историю Китая - на осьмушку странички. Есть и всегда было такое государство "Европа", им правила династия Каролингов, потом Гогенцоллернов, потом Габсбургов, потом было смутное время революции 1789-1848 годов, потом был период раздробленности и междоусобиц до 1945 года, и потом государство Европа снова стало единой федерацией. Точка.

И вот мне нравится, что это не так в наших учебниках - хотя это и жутко несправедливо по отношению к Китаю, наверное. 
ЛВ10

Это только в одной школе Екатеринбурга, или во всех так?

Один родитель екатеринбуржского школьника написал следующее:

Вот такой замечательный договор сын вчера притащил из школы. Требование заплатить передано в ультимативной форме. Сказал, что классные руководители будут каждый день выставлять напоказ перед классом / стыдить тех, кто еще не перечислил деньги. Сумму не назвал. Но суммы от родителей тоже будут сравниваться при детях.

Слова, разумеется, к делу не пришьешь - мало ли, что там учитель сказал вслух, мало ли, как услышали дети.
Но вот договор есть, выглядит вполне себе реалистично.

_IMG_0221_IMG_0223

Еще кто-нибудь сталкивался?
Даже именно не с самим фактом школьных поборов - этим фиг кого удивишь, это в ведомстве г-жи Умниковой великолепно налажено - а со столь жестким принуждением? 
ЛВ10

14 февраля

Когда я учился в 11 классе в СУНЦе, мы играли в такую штуку, которая называется "Турнир Юных Физиков". Это очень интересно - на год дается некоторое количество не очень точно поставленных исследовательских задач, школьники в течение года их колупают, а потом выясняют отношения в "физбоях", когда команды представляют свои доклады по задачам ТЮФа и оппонируют докладам друг друга. Ну и главное в 11 классе конечно не само даже физическое содержание (хотя оно интересное!), а тусовка, когда приезжают ребята из СУНЦ МГУ, и можно после физбоев, как бы они не закончились, с ними пить пиво в лаборатории, а если очень повезет, то можно еще и выйти в финал международного ТЮФа, и поехать туда.
(У нас тогда получилось, мы, выиграв российский ТЮФ, поехали в мае или июне в Чехию, в милый городок Хеб, и там все на свете проиграли, а еще я из-за этой поездки пропустил "медальное сочинение" - не знаю как сейчас, а тогда те, кто "шел на медаль", должны были еще сдавать отдельный экзамен по математике и писать отдельное сочинение, которые как-то отдельно оценивались, и экзамен по математике я даже сдал, и, соответственно, от медали меня отделяло только это сочинение, которое я пропустил - и ни разу этого не было жалко, потому что поездка в Хеб была в сто раз важнее и увлекательнее, хотя мы и проиграли с треском; ну и плюс оказалось, что "Старопрамен" куда как круче "Стрельца").

Так вот, я к чему это все: это вообще было очень веселое время когда мы готовились к российскому финалу, и потом к поездке в Чехию, мы как-то ушли в это с головой, и в какой-то момент я обнаружил себя в невероятной ажитации бегающим по всему лицею в поисках какой-то фиговинки, которой нам не хватало для какой-то установки, и при этом я был уверен, что вот именно сейчас вопрос жизни и смерти, и что самое главное - это найти эту фиговинку. (Я даже уже не помню, что это было). А был март и текли ручейки. И я забегаю на кафедру химии, и начинаю Ирине Петровне Запасской сбивчиво объяснять, что мне вот такая штука нужна, очень-очень, больше всего на свете, и нет ли на кафедре химии ее, хотя бы ненадолго взять? А Ирина Петровна на меня мудро посмотрела и говорит: "Леня, ну какая фиговинка? Ну о чем ты говоришь? Посмотри за окно-то! Срочно иди и влюбись!".

Что я и не преминул сделать, кстати. Все-таки это был 11-й класс.

Так вот, что я хочу сказать по этому поводу: мне жутко нравится сегодняшний праздник, хотя вроде и какой-то он странный, и внешнепривнесенный, и так далее, и тому подобное. Ну и что? Зато влюбленность - это волшебное состояние, одно из самых лучших, что вообще бывает с человеком. Ура!

ЛВ10

Что нужно муниципалитету для счастья

Так получилось, что я был пролетом в Москве поздно вечером 23 ноября, и это был один из последних дней, когда в музее архитектуры еще работала выставка "Городских проектов Варламова и Каца". И когда maxkatz пригласил меня туда зайти, я вдруг (довольно неожиданно сам для себя) предложил - "а давай я там еще и лекцию прочитаю?". 
Ну и прочитал. Приехал с самолета, минута в минуту в 22.00 - и полтора часа выступал. Вроде бы, несмотря на то, что я был адски простужен (и почти без голоса), получилось внятно скомпоновать в популярной форме все те основные проблемы, которые огребает типичный российский муниципалитет из-за того, как работает 131-ФЗ "О местном самоуправлении". 

Лекция записана и выложена (отрезан маленький кусочек в самом начале, некритичный, ну и местами я хриплю, а не говорю - но смысл, вроде, уложить можно), за что "ГорПроектам" отдельное спасибо. Enjoy! 
ЛВ10

Состоятся ли выборы 8 сентября?

Раньше: выборы в марте и октябре (или декабре), два раза в год. 
Сейчас: выборы в начале сентября, один раз в год.
Избирательная кампания - июль-август, активная работа УИКов - последние две недели августа, первая неделя сентября. 

Раньше: работа в УИКе - 20 рублей в час (Свердловская область), то есть 3200 рублей в месяц в перерасчете на полную занятость, контингент - учителя и активные пенсионеры. Ну и правильно, учителя все равно на работе в эти месяцы (февраль, сентябрь), активным пенсионерам опять же делать нефиг. 

Сейчас: работа в УИКе - по-прежнему 20 рублей в час; вопрос на засыпку - и где это вы собираетесь набрать на 20 рублей в час членов УИК на август? Что думают об этом учителя? Что думают об этом активные пенсионеры? Уточню вопросы: куда именно и в каких выражениях они вас пошлют? Вот то-то же. 

По моей информации, в облизбиркоме паника, граничащая с истерикой. С одной стороны, конечно, хорошо (и заставляет обратить особое внимание на проект по засовыванию в УИКи неравнодушных граждан), с другой стороны - будет просто адЪ,  всем мало не покажется. 
ЛВ10

Совсем не про выборы

В связи с 1 сентября обсуждали школы города Е.
Внезапно понял, что совсем не понимаю, в какую школу Бориске идти (а всего-то через 3 или 4 года); то есть не понимаю, в какую бы я хотел, чтобы он пошел. Потому что из того, что я вижу, городские школы очень четко разделились на два класса - "обычные" и "элитарные". В "обычных" ужасает то, что ни о каком сколько-то качественном педсоставе, ни о каком сколько-то качественном образовании там речь не идет (бывают, наверное, отдельные исключения по отдельным предметам, но в целом картинка очень грустная), а в "элитарных" ужасает то, что к более или менее качественному (когда реально, а когда мнимо качественному) образованию прилагается эта самая "элитарность". Дело даже не во вступительных взносах в сотни тысяч рублей и не в бесконечных поборах с родителей, а с самой этой атмосферой элитарности, которая, насколько я могу видеть, целенаправленно культивируется в этих школах. Ну то есть где важно (детям важно, учителям важно, школе важно), кого на какой машине родители привозят, и всё такое прочее. 
И что делать? 
Вот моя 37-я была очень четко "середнячком", не было пафоса "девятки" или "тринадцатой", были учителя получше и похуже, но в целом все было очень достойно, ну и плюс очень сильный блок немецкого языка. Потом, в старших классах, уже были разные варианты - они и сейчас есть, со старшими классами нет проблем, есть в городе очень сильные школы по разным направлениям, от физмат до гуманитарного, где на первом месте стоят в любом случае способности и знания ученика. 
Вопрос именно про начальную школу, где знания не столь важны, а важен коллектив, социализация, человеческие отношения. Вот здесь я золотой середины как-то не вижу.